Дэнни Нолан (Стинг): «В свете не делать чего-то даже важнее, чем сделать»

11 ноября 2018 года в Москве прошел концерт тура Стинга и Шэгги Sting & Shaggy: The 44/876 Tour.

Концерты Стинга — сладкий сон любого промоутера. Продакшен тура вывел какую-то секретную формулу, где качество и степень удовольствия от концерта никак не зависит от количества света и экранов.

Туры Стинга сами по себе — эталонный пример, как можно решить художественные задачи малыми средствами, ничего не испортить и создать впечатление, что именно так и задумано.

Хочу поблагодарить продакшен-менеджера российского отрезка тура Григория Андропова, благодаря ему я словно посмотрел документальный фильм про большие шоу на юутубе. Я провел на площадке весь день, с момента сбора сцены до выхода последнего зрителя из зала и если меня попросить описать увиденное парой фраз, я бы сформулировал это следующим образом: спокойствие и внимание к мелочам.

Огромное удовольствие доставило общение со светодизайнером Стинга Дэнни Ноланом и я хочу разделить его с читателями. На самом деле поразительно, сколько всего, что он сказал совпадает с моим видением.

—  Прежде всего хочу сказать, что считаю вас королем освещенных задников и я ваш ученик!

— Спасибо! Но все, что я делаю, это так просто! Я просто беру обычную черную ткань и собираю ее в складки, чтобы получить больше теней и вид классического театрального задника.

— Это вы работали со Стингом на прошлых концерте в Олимпийском?

— Да, я работаю со Стингом 11 лет. Начал с тура Police Reunion Tour, потом я делал тур с оркестром Symphonicity.

— Это тот, что с видео-коробами?

— Да, я был дизайнером всей сценографии: квадратов с видео, шарнирных конструкций. Потом был тур Back to Bass, 57th & 9th Tour и сейчас тур с Шэгги.

— Пожалуйста, расскажите о себе

— Я Дэнни Нолан, светодизайнер. Я начинал в 80-х годах, кажется в 85 у меня был первый тур.

Я учился в Торонто в колледже на графического дизайнера. Помню свои первые походы на концерты, я видел в свете что-то более завораживающее, нежели то, что я делал в графическом дизайне. В свете два аспекта: вы располагаете приборы в пространстве и представляете что они будут делать. Вы начинаете с черного кабинета, а далее с помощью света вы должны создать глубину, объем, настроение.

— Помните свой первый концерт?

— Я начинал в лондонской компании Zenith Lighting и моя самая первая световая работа была пушкарем на стадионном концерте Queen.

Первый настоящий тур у меня был с группой Cure, он длился пару месяцев по Европе. Позже у меня были более продолжительные туры, например с Крисом де Бургом и Тиной Тернер. С Тиной исполнилась моя тогдашняя мечта — оказаться в мировом туре и проехать по Америке. Я был световым техником, в большой команде. Я считаю, что светодизайнерам важно иметь как можно больше технических познаний, чтобы точно знать, чего в дизайне можно добиться от техники.

В каждом туре я был в первых рядах, чтобы поработать за пультом на разогревающей группе. Это были пульты Avolites QM500, Celco Gold. Впервые с поворотными головами я поработал на пульте WholeHog 1, когда он только появился. Я был оператором пульта у Питера Гэбриэла. Думаю в этот момент, я перестроился из технаря в дизайнера, оператора. Это была уже новая эра, можно сказать, что пульт Хог 1 стал трамплином в моей карьере.

Потом я оказался в Бразилии на 10 лет, где работал в местной прокатной компании, занимался развитием бизнеса, обучением персонала. Я многому научился сам за время работы. Самое ценное, наверное, и для всех дизайнеров — опыт выжимать максимум из ничего, работать малыми средствами с минимальными бюджетами.

Мне было в то время около 35, когда я решил вернуться в индустрию в качестве светодизайнера. Я работал в Бразилии на ТВ и мне стало не хватать больших шоу и туров. Пришлось использовать старые связи и мне повезло попасть в Simply Red, с которыми я проработал 5 или 6 лет, разрываясь между Бразилией и Европой. Параллельно удавалось работать и с другими артистами. Потом по счастливой случайности мне предложили тур с Police.

Я дизайнер-минималист, я люблю упрощать дизайн, люблю делать лаконично, просто, но эффектно. Порой что-то не делать в свете даже важнее, чем делать. Куда проще пересветить, перебрать с количеством.

Все это похоже на музыку: когда вы развешиваете свет на фермах, приборы как ноты на нотном стане, между ними нужны расстояния, паузы. Не нужно забивать ферму приборами до отказа, хорошо когда есть пустое пространство — так выше читаемость каждого луча и они не спорят друг с другом.

Я часто вижу, как перебарщивают с количеством, как правило на ТВ. Включают тупо все сразу. В этом плане мне ближе наоборот выключить все лишнее.

Я люблю, когда фермы разбросаны в пространстве на разных высотах и по глубине — это дает объем. Вот что я точно ненавижу — это экраны на всю сцену. Это было круто в 2000-х, поиграли и достаточно. Экран убивает свет, делает сцену плоской. С дымом — разбеливает.

А вообще мне интересно наблюдать как все развивается. Когда я только начинал в индустрии, все сводилось только к тому, какие комбинации можно собрать из ферм: круги, треугольники, квадраты, звезды. Потом стало модно вешать сосули, палки. Сейчас модно двигать кинетические конструкции.

Мне кажется сейчас все стало очень индустриальным. Все сцены выглядят одинаково, словно сделаны в StageCo, только приделано пару элементов, чтобы отличались. Мне нравятся времена Марка Фишера, когда я участвовал в туре Роллинг Стоунс Steel Wheels. Это времена настоящей сценографии, произведения искусств в гигантском размере. Или взять Роджера Вотерса со «Стеной». Классно ведь делать что-то сложнее пресной сцены с экранами.

http://www.stufish.com/project/steel-wheels

По свету все двигается к диодным приборам. Понятно, что они проигрывают по яркости пока, но важен баланс и совместимость приборов. Просто не нужно разгонять все до 100%, приберите яркость.

— Кто пригласил вас на работу? Продакшен или артист?

— Патрик Вудроф. Я ему многим обязан! Мы с ним очень давно знакомы, благодаря ему я попал к Тине Тернер, был проект-менеджером на многих его шоу. Патрик отдал мне Police, потому что одновременно был занят Genesis и еще чем-то. Он говорит: — Не хочешь ли взять тур Police? — Конечно, я обожаю их! — А какую часть проекта можешь взять на себя? Я отвечаю: — Я займусь абсолютно всем!

Он сам провел все встречи со Стингом и группой. По сути, он создал и утвердил с ними концепцию, а я занялся ее реализацией. Это был потрясающий тур, с величайшей группой и музыкой, на которой я вырос и которая написана на века! Я настоящий счастливчик!

— Вам нравится быть в туре?

— Да! Я люблю путешествия. И сегодня ездить в туре проще, чем когда я начинал: площадки лучше, оборудование современнее.

В последнее время мы ездим в туры, где на каждом концерте работает местная прокатная компания. Это связано с логистикой, экономией и многими бюрократическими мелочами. Поэтому я делаю дизайн, отправляю и мне собирают что угодно.

Так даже азартнее. Я могу менять Sharpy на Martin Rush или на Mac Profile — пульт позволяет это делать быстро прямо на площадке. Когда предлагают замены — я соглашаюсь. Для меня это крутая возможность попробовать новое оборудование.

— Что больше всего ненавидите в турах?

— Мало сна. Как гонка по кругу: самолет-отель-площадка.

— Опишите про свой рабочий день

— Я прихожу с утра в день концерта, чтобы вместе со стейдж-менеджером проверить, все ли в порядке. Много времени уходит на исправление шоу после смены приборов с одних на другие. Я люблю плавность в шоу, поэтому нужно проверить все тайминги: фейды, дилеи, переходы между сценами.

— Сколько времени тратите на правку позиций?

— Если я хорошо проделал предварительную работу и все приборы висят как задумано — совсем не много. У меня много пресетов для исправления, но я не схожу с ума.

После обеда я трачу время на исправление шероховатостей. После смены приборов в шоу, много что может вылезти. Все приборы со своими особенностями, реагируют по-разному. К примеру, у Sharpy кривая димера начинается на больших значениях.

Я сам управляю пушкарями. Еще я люблю следить за публикой. Я знаю что будет в тот или иной момент в программе и заранее смотрю на зрителей. Ну, вы знаете, классика: гитарное соло, весь свет на гитариста — и зритель пищит «а-а-а-а»! Они не поймут этого и не будут обсуждать свет. Но он усилил момент и они говорят: какое обалденное соло! Они никогда не скажут «смотри, какой на нем свет». Но это и круто, это то, к чему я стремлюсь — не выпячивать себя.

Я люблю монохромность в цветовых схемах, когда сцена одного цвета, максимум два.

Считаю, что свет должен следовать за музыкой, не перетягивать внимание. Сейчас так много современных поп-артистов с горой света на сцене. Но если на сцене настоящий артист, это все избыточно. Стинг — именно такой артист, это история про музыку. Свет с таким артистом должен поддерживать, усиливать музыку.

Еще я люблю подчеркивать упорядоченную структуру песен. Если в песне одинаковые куплеты и припевы, то и световые картины у меня будут повторяться. Публика слышит повторяющиеся музыкальные части и видит, что свет это подчеркивает. Наверняка они этого не понимают, но чувствуют.

— Вы играете на музыкальных инструментах?

— Нет, когда-то я играл на гитаре, но будучи левшой, это давалось нелегко. Я больше технический человек. Я считаю, что нужно следовать музыке, но не нужно подчеркивать каждую ноту отдельной кью. Нужно чувствовать нужный момент и не перебарщивать. Тут как раз тот случай, когда чем меньше, тем лучше.

— Кто ваш начальник к туре? Артист или продакшен менеджер?

— Получается у меня два боса. По художественной части это Стинг. Он очень мало вмешивается в мою работу и полностью доверяет. Забавно, но чаще всего я получаю отзывы от его родных. Они смотрят шоу и потом говорят, что было особенно круто.

— Расскажите про оркестровый тур Стинга

— Идею видеопанелей я подсмотрел в концертных залах для филармонических оркестров. Во многих залах есть специальные выдвигающиеся панели для управления акустическим звучанием.

Например, в зале Сан-Паулу, в Бразилии, где я жил, потолок представляет собой 15 квадратных панелей. Они опускаются и наклоняются для настройки оптимальных звуковых отражений. Мне очень понравилась идея перенести такие панели в шоу, чтобы они были источником света и заодно могли показывать видео.

Для начала было неплохо: у меня была концепция прямоугольных подиумов и квадратных кинетический панелей над оркестром. Большое количество прямых линий, углов делало дизайн чрезмерно современным.

Надо сказать, я обожаю кинетические скульптуры. Начал копать и вышел на одного художника, Артура Гансона, который занимается созданием таких произведений, одно из которых называется «Стул».

(Крутость Артура еще в том, что он композитор и исполнитель музыки, которая играет на этом видео)

Суть инсталяции в том, что тележка на рельсах подъезжает к стулу, не останавливаясь подхватывает его, крутит в воздухе и ставит на то же самое место и двигается дальше.

Меня это вдохновило на создание декоративных рычагов по мотивам его работ. Они опускались между панелями и имели винтажный вид, чтобы уравновесить дизайн между современным технологичным видом и более классическим. Тут важно, что я не крал его макеты, а вдохновился его работами для создания своих уникальных конструкций.

— Как вы презентуете дизайн заказчикам, артисту?

— Чаще всего я показываю скетчи и какую-то трехмерную визуализацию. Мне нравится делать все самому: и дизайн, и программировать, и воспроизводить шоу. Я не фрик, просто мне так спокойней. В турах со Стингом я совмещаю все роли: я светодизайнер, lighting director (нет русского определения), программист, оператор пульта.

— Расскажите про световые панели в предыдущем туре Стинга

— Они сделаны по мотивам старинных Молфеев.

Внутри пары с зумом Elation Arena Q7 Zoom. Фишка в том, что можно убирать зум и тогда становятся видны лучи. Их изготовила компания Upstaging, которая сделала и рычаги для оркестрового тура.

В их дизайне я хотел совместить внешний вид рупорных акустических систем и классических молфеев.

— Как вы придумываете цветовые схемы к песням?

— Мне в этом помогает мое прошлое графического дизайна, я хорошо чувствую цветовые комбинации. Но у меня есть еще не то, что секрет, правило: не больше двух цветов. Я люблю монохромность в цветовых схемах. В этом шоу у меня есть одна песня, где три цвета, но это рэгги, песня Шэгги.

Часто я ищу подсказки к чему можно привязаться и это могут быть даже обложки альбомов.

— Какие приборы предпочитаете?

— Вообще в моем райдере все приборы должны быть Martin: споты Viper, воши Viper и бимы Rush MH4. Сегодня у меня вместо вошей Mac 2000 XB и Sharpy вместо Рашей.

Мастер-класс Дэнни Нолана по созданию задника

Шоу-файл MA2

Почитать еще:

Дэнни Нолан (Стинг): «В свете не делать чего-то даже важнее, чем сделать»: 7 комментариев

  1. Давид! Спасибо большое за статью! Мне это сильно помогает сформировать правильный вкус и узнать, как работают профессионалы за рубежом! Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.