Изящное шоу для Евы Польны без экранов

В этот раз с Димой Буряком разрушаем стереотипы, что хорошее шоу возможно только с кучей света и экранов. Для презентации нового альбома Евы Польны «Феникс» мы сделали изящное шоу вообще без экранов, стробов и блайндеров. Это пример того, что можно сделать только светом.

Видео:

Фото:

Вот, кстати, и хороший повод попробовать разобраться, что такое «хорошее» шоу и что его таким делает.  Я сам нахожусь в поиске формулы хорошего концертного шоу. Сейчас, когда я пишу этот текст, у меня уже есть несколько известных ингредиентов.

Артист

Для хорошего шоу нужен артист, который врубается, зачем это все нужно. Он знает, что шоу нужно, чтобы визуальными средствами усилить эмоции от музыки.

Вообще, я всех артистов условно делю на две категории: кто уже понял, насколько шоу-технологии важны и тех, кто этого еще пока не понял. Отдельно с большим сочувствием отношусь к артистам, которые вроде бы хотят в этом разбираться и выглядеть круто, но их раз за разом дурят создатели «шоу по-московски».

Без участия артиста никакой магии не случится. Понятное дело, артист не должен вмешиваться во все детали производства, типа выбора того или иного пульта. Но ему виднее, какую эмоцию он желает передать песней и как отреагирует публика.

Заинтересованный артист чувствует, что из предложенных решений подойдет для шоу. Даже если ему сложно объяснить это языком шоу-технологий, то для этого мы выступаем как переводчики.  Не нужно ничего угадывать вслепую, артист сам расскажет все мелочи: о чем песня, на что сделать акцент, что происходит в тот или иной момент на сцене с музыкантами и прочее.

Идеальный артист дает свое видение, высказывает пожелания и доверяет их перевод в визуальный формат шоу.

Я очень счастливый человек, потому что мне особенно повезло с «Би-2» и теми исполнителями, с кем я сотрудничал как приглашенный дизайнер. Они запарены на том как все должно выглядеть и при этом полностью доверяют.

Ева Польна и ее менеджер Саша Мания именно такие. На первой же встрече они сообщили, что доверяют нашему видению, а все пожелания касались только ограничений. Они точно знали чего не хотят. Ева была против экранов с мерзкой и бессмысленной графикой «из подбора».

«Подбор» — телевизионное жаргонное определение. Это когда оператор медиасервера или режиссер на свой вкус, прямо на коленках,  выбирают и запускают видеоролики под песни. Чаще всего это огромная накопленная годами библиотека футажей, в том числе ворованных. В лучшем случае они перекрашивают ролики, накидывают на них разные эффекты или совмещают несколько наложением. Так было на прошлых крокусовских концертах. Адище! Лучше вообще без видео, чем такое.

Другое ограничение касалось общей стилистики шоу. Ева не хотела никакой старческой псевдоэстетики, как принято делать на концертах див: как бы барокко, бархат, люстры, лампы накаливания, торшеры, висюльки разные. Она хотела лаконичное и холодное настроение. Ева описала это словом «техногенное шоу».

Музыка

А может быть и так: артист сколько угодно крутой, прекрасный человек и шарит в шоу-технологиях, но музыка у него, чего говорить, говно полное. Ну не нравится и все тут. Не знаю как решают эту проблему мои коллеги, но со мной такое не пройдет, я пробовал. Хорошее шоу выйдет, если музыка как минимум не вызывает отторжения.

Это только звучит так просто: сесть и запрограммировать мигание диодов в такт музыки. На деле предстоит слушать одни и те же песни по много десятков раз. Нужно перематывать раз за разом куски песен и проверять, например, соответствие музыкального куска таймингу кьюхи. Не успеваем за 2,2 секунды поднять споты до припева, перематываем, слушаем, ставим 2,6. Снова слушаем, вот теперь точно.

Мало кто знает, что Ева Польна автор своих сольных песен и песен «Гостей из будущего», это вызывает уважение.

Все, кто имеет отношение к музыкальной индустрии не мыслят обывательскими штампами «фу, это попса». Профессионально видеть глубже позиционирования и оценивать качество музыкального продукта в деталях: композиция, поэзия, исполнение, аранжировки. Мне нравится, как делает музыку Ева Польна.

Когда мы садимся программировать шоу, мы заранее договариваемся о правилах игры.  В этот раз мы часто использовали цвет как средство выделения. Переход одной структурной части песни на другую происходил через смену цвета, например, куплет (синий) — припев (белый) — куплет (синий). Или припев (лаванда) — бридж (СТО) — припев (лаванда). Как и раньше, мы не мотали головами просто так от творческого бессилия и не пульсировали четными-нечетными группами в танцевальных песнях.

Визуальный баланс между танцевальными и лирическими песнями мы сохранили за счет других инструментов, благо их полно: эффекты на цвет, пульсирующие диммерные эффекты, смена положений, разные фейды с задержками. Ну и с большим удовольствием мы использовали самый мощный инструмент светодизайнера — темноту. Мы сделали очень контрастное шоу, которое подчеркивает и усиливает все аранжировочные вкусности.

В этом шоу было много синего цвета и его оттенков. У нас вообще нет такого загона «много синего». Типа вот предыдущая песня была в синем цвете, значит следующую сделаем красной или розовой для контраста, чтобы не было скучно. Если надо, и это подкреплено художественным обоснованием, весь концерт может быть сделан в одной цветовой схеме. Скучно не будет.

Мы программировали шоу, чтобы воспроизводить его по таймкоду. Для визуализации использовали Визивиг R39. Очень здорово, и спасибо Алексею Леонову, что мы вписались программировать на складе у Лазертинетикс. У нас были реальные приборы под рукой и мы сразу корректировали значения атрибутов.

Как и всегда больше всего я запарен на музыкальности шоу. Мы тщательно относимся к аранжировкам. Мне нравится обыгрывать структуру песен, все аранжировочные ходы, паузы, затакты, клэпы.

Дизайн

Дизайн хорошего концертного шоу — это не просто чтобы было красиво, а решение задач. Дизайн должен быть подкреплен обоснованием и смыслом. Хороший дизайнер способен объяснить целесообразность каждого использованного художественного приема, не укрываясь за отмазками «я художник, я так вижу».

На конечный дизайн влияет не только креатив авторов, но и земные факторы: бюджет, технические параметры площадки, сроки. Говоря про дизайн, я имею ввиду не то, как раскидать фермы в пространстве и нашару навесить приборов. Речь обо всем: почему выбраны именно такие приборы, как использовать видео и надо ли вообще, как запрограммирован свет. Короче, главный вопрос в дизайне — «зачем?».

С Евой Польной у нас не было никаких жестких требований по дизайну, кроме видео и ограниченного бюджета. Мы искали от чего можно оттолкнуться и остановились на названии концерта — «Глубокое синее море».

Морские ассоциативные образы очень яркие: волны, паруса, корабли, глубина, синий цвет. Как и сама музыка: глубина, звуковые волны, динамические перепады.

Дима Буряк сделал дизайн, который очень точно передал идею. В центре он расположил конструкцию из полукруглых ферм, которые имитировали гребень волны. Волны словно захлестнулись и выносят вперед артистку с музыкантами к залу. По бокам Дима уравновесил дизайн полукруглыми арками, похожими на паруса.

Мы не подсвечивали фермы изнутри, а чтобы форма изгибов была видна с любой точки зала, разместили по контуру ферм короткие четырехпиксельные палки Chroma-Q Color Block 2.

Дима предложил визуально усилить центральную конструкцию приборами с плоским сфокусированным лучем. Для этого идеально подошли диодные палки GLP impression X4 Bar 10. Они быстро двигаются по тилту и в минимальном зуме фокусируются в тонкую, как лезвие, полоску света.  В расфуфыренной позиции длинные лучи повторяли скругленную форму конструкции, визуально как бы увеличивая ее в размерах. Движением по тилту мы подчеркивали музыкальные фразы. Кроме палок на «волне» еще висели 12 Мифосов.

Мы использовали воши Martin MAC Quantum для контрового освещения оркестра и музыкантов. Воши Martin MAC Aura больше выполняли художественную задачу. Они участвовали в эффектах и смене световых картин по положению.

Напольная и нижняя контровая область сцены закрывалась еще 14 спотами. Сверху мы повесили 9 спотов Martin MAC Viper для эффектных проходов через зал — лучше них ничего нет для этих целей.

Для освещения Евы мы использовали две контровые пушки и две фронтальные.

Мы не использовали в шоу стробоскопы, блайндеры, бимы. Почему? Просто не нужно.

Вкус

Чтобы сделать хорошее шоу, нужен хороший вкус. Ингредиент, который сложно классифицировать, но зато его отсутствие сразу бросается в глаза. Хороший вкус — не врожденное качество. Философы описывают его как  способность быть избирательным, судить о прекрасном и уметь сложить о нем свое мнение.

Такую способность дает гуманитарная эрудиция, образование, воспитание, изучение искусства. На формирование вкуса влияют национальные культурные особенности и социальный статус в обществе. Тут, конечно, я бы мог вставить примеры, но меня за это пригласят в тюрьму за шовинизм, пропустим :-). В противоположность этому безвкусица — это неразборчивость и всеядность, когда нравится все подряд: и Юра Шатунов и Металлика.

Художнику по свету нужен хороший вкус, чтобы пропустить через себя музыкальный материал и визуализировать его наиболее понятным для аудитории способом. В этот момент внутри музыка цепляется за все, что сформировало хороший вкус в человеке и обрастает визуальными ассоциативными образами.  Чем больше таких зацепок, тем круче шоу.

Шоу-файл

eva polna.show
GrandMA2, v.3.3.4.1

Проект в Визивиге

eva-polna.wyg
WYSYWIG R39

Оборудование

Martin MAC Quantum Wash 15
Martin MAC Aura 36
Martin MAC Viper 9
GLP impression X4 Bar 10 24
Chroma-Q Color Block 2 59
Clay Paky Mythos 27
MDG ATMe Hazer 2
Контровые пушки 2
Фронтальные пушки 2
GrandMA2 Fullsize 1

В главных ролях:

Дмитрий Буряк дизайн сцены, программирование, оператор пульта
Давид Мисакян дизайн, программирование
Саша Мания обратилась именно к нам
Laserkinetics прокат, монтаж сцены
Алексей Леонов (Лазеркинетикс) предоставил студию
Владимир Леонов
(Лазеркинетикс)
фотографировал
Алина Миссалинкина сидела за спиной, одобряла и помогла со съемкой концерта

Для хорошего шоу нужен врубающийся артист с хорошими песнями, обоснованный дизайн и вкус. Следующая остановка — выдающееся шоу.

Шоу «Моей Мишели» и концертный дебют Clay Paky SharBar

Совместно с Дмитрием Буряком создали шоу по таймкоду для группы «Моя Мишель». По нашим данным, мы одними из первых в мире использовали на концерте новые приборы Clay Paky SharBar.

«Моя Мишель» — современная поп-музыка, созданная с душой и безупречным вкусом. Солистка Таня Ткачук сама пишет песни. Продюсирует, аранжирует и записывает их музыкальный гений Павло Шевчук. На гитаре играет Ренат Самигуллин, на басу —Миша Лисов.

Мелодичная музыка украшена небанальными текстами и запоминающимся вокальным тембром. Ловкая игра со словами легко дается Тане, филологу и учителю русского языка по образованию. Таня здорово укладывает емкие образы в короткие строчки песен. Героиня песен Тани живет в романтическом, глянцевом мире фантазий из книг и кино. Истории с инфантильной, безобидно ветреной и ранимой девушкой притягивают внимание тех, кто сохранил способность мечтать, думать и чувствовать.

Группа дошла до суперфинала шоу «Главная сцена». Сейчас прописана в продюсерском центре Игоря Матвиенко.

Продюсер Павло Шевчук поставил нам задачу: сделать крутое клубное шоу и не разорить. Задача усложнилась особенностями площадки: маленькая сцена 8×6 м и высота до стационарных фермовых конструкций всего 4,85 м.

Чтобы не раздувать смету мы рассматривали возможность использовать местное оборудование — ничего не вышло. В клубе висят китайские не мультичиповые воши без зума; четыре бима на фронтальной линейке; четыре хороших спота Robe 575AT, но бесполезных — на такой высоте луч не раскрывается; стробы и симпатичная диммерная бижутерия. Решили, что воспользуемся только стробами, блайндерами и парами.

Стационарное оборудование клуба Volta

Дизайн

У группы было только одно предложение по дизайну: изменить традиционное расположение Павло на сцене. Шевчук сейчас играет на клавишах, электронных барабанах и сиборде.

Барабанщик во всех группах всегда притягивает внимание зала пластикой и экспрессивными движениями во время игры. В этом случае его место занял Павло. На концертах он пританцовывает, прыгает, меняет инструменты. Это выглядит достаточно зрелищно, чтобы не прятать артиста в глубине сцены.

Мы сразу решили, что Павло должен стоять на сцене по центру на возвышении. Дмитрий Буряк придумал конструкцию, которую мы называли «DJ-стойка».

Принцип дизайна сцен для диджеев примерно один и тот же. В центре стоит кафедра, на ней все оборудование для игры стоя, а спереди этой трибуны много света или экраны.

Мы развернули подиум 2×2 м и высотой 20 см на 45 градусов. По передним краям расположили фермы в два ряда. Нижний ряд лежал на полу, а верхний был приподнят спереди и упирался на нижнюю ферму сзади. Получился такой задранный нос.

Идея состояла в том, чтобы эта конструкция была не только декоративным элементом, но и выполняла роль мощного контрового задника. В танцевальных композициях задник должен был поддерживать пульс песен.

Забавно совпало, что у Павло никнейм в соцсетях сap_nemo. На этой конструкции, похожей на капитанский мостик корабля, он и выглядел как капитан. «Капитан прощается с вами», написал он комментарий к своей фотографии после концерта.

Приборы

Мы думали и искали что-то большее, чем просто красить фермы парами изнутри, бимы-палки и воши. Нужно было что-то не выгоревшее, что подходит под танцевальную поп-музыку и будет смотреться на маленькой клубной сцене.

Совпадение или не думаю, но в это время мне написал Алексей Журавлев из GST. Человек, который напрямую повлиял на зрелищность нашего шоу. Алексей спрашивал, интересно ли мне на какие-нибудь проекты взять новые диодные палки Clay Paky SharBar. Два года подряд я их видел только на выставках и тут удача: девять приборов в Москве, которые еще никто нигде не использовал. Ну конечно интересно и как вовремя!

Нам было критически важно, чтобы Шарбары были в библиотеке визуализатора Cast wysiwyg. На удивление, модели были во всех модах и решение было окончательно принято.

Для контровых сцен мы поставили на пол за спинами музыкантов 6 спотов Clay Paky Mythos. Танцевальные биты поддерживали 5 убийственно ярких диодных стробоскопов NA MultiFlash: по два за гитаристами и один на подиуме Павло.

На DJ-стойку мы искали диодные палки с попиксельным управлением. Оказывается это непростая задача! Дмитрий Буряк вспомнил, что у них на «Голосе» были симпатичные китайские приборы на пять RGBWA-диодов, похожие на Jarag-Line. Мы взяли 16 таких штук и повесили на фермы в бесшовную линию. Это оказалось даже лучше, потому что отражатели вокруг диодов у них крупнее. Получились две переломленные посередине линии из диодов по 40 пикселей.

Для освещения лиц выбрали Martin MAC Aura — по размеру, цветопередаче и зуму альтернатив нет.

Теплую ламповую историю дополнили шестью двухглазыми блайндерами.

Время — наш главный и бесценный ресурс. Мы не перевешивали и не снимали никакое клубное оборудование, чтобы не усложнять монтаж и не тратить время.

Чтобы визуально увеличить размер сцены, мы разнесли приборы как можно шире в пространстве друг от друга. Четыре столба по 0,5 м и 1,5 м приподняли Шарбары и блайндеры. Остальные два Шарбара были закреплены на DJ-стойке, два крепились на штангах за задние ноги «табуретки» сцены и один Шарбар повесили посередине на контровую линейку сверху.

Программирование

Программирование шоу у нас начинается с обсуждения стиля и настроения музыки. Мы решаем какие приемы лучше всего поддержат и усилят восприятие песен. Еще до записи самой первой кьюхи у нас есть картинка в голове как это должно выглядеть.

Мы точно знаем, что не будем делать: красить воздух цветной заливкой, бессмысленно мотать головами, примитивно мигать четными-нечетными группами приборов в такт.

Перед началом сессии программирования шоу, мы делаем проект в визуализаторе. В этом нам помог Алексей Леонов из компании Лазеркинетикс. Он создал модель всей сцены с приборами в Визивиге r38.

Мы программировали 22 песни на протяжении трех дней в студии Лазеркинетикс.

Кач

У «Моей Мишели» разноплановая музыка. Аранжировки Шевчука делают песни очень хлесткими по звучанию. В такой музыке важно, чтобы песни «качали».

За «кач» в музыке отвечает слабая доля. Аранжировщики акцентируют слабую долю в композициях дополнительными инструментами и тембрами: гитарой, перкуссией, звуками хлопков в ладоши и уровнем в общем миксе. Раскачать может и барабанщик, если будет играть в малый барабан с оттягом. Приемов много.

Понятие кача не так просто объяснить, но любой его может почувствовать. Эти ощущения связаны с воображаемым движением в песнях. Качевая музыка словно втаскивает вас в это движение. Музыка с пульсом на сильную долю резко толкает вперед. Попробуйте послушать разные песни и прочувствовать их телом, кивками головой. В качевой музыке, как хип-хоп или регги, захочется резко наклоняться на слабую долю и как бы плавно возвращаться перед следующим движением. В танцевальной музыке на сильную долю захочется резко кивать на обе доли.

Говоря языком световиков: качевая слабая доля это флэш с фэйд-релизом, движение на сильную долю — это флэш.

Пример песни с качем на слабую долю:

Katy Perry — Chained To The Rhythm

А это с движением вперед на сильную:

Robert Miles — Children

Музыка «Моей Мишели» напичкана аранжировочными вкусностями: стоп-таймами, затактами, бриджами, синкопами. Чтобы получить разнообразное шоу, было бы достаточно обыграть эти детали светом. Такая музыка самодостаточна и провоцирует на работу фантазии. Ее не нужно спасать светом, только поддержать.

Таймкод

В такой насыщенной событиями музыке сложно воспроизводить шоу вручную. Таймкод исключает какие-либо ошибки оператора, дает возможность детализировать шоу эффектами. Шоу по таймкоду отчуждаемо от автора. Во время концерта я был в туре с «Би-2» по Дальнему Востоку, был уверен и спокоен в том, что зрители увидят шоу таким, как мы его задумали.

Для программирования мы получили у группы треки. В одном канале стереотрека — сигнал SMPTE-таймкода с шагом в час на каждую песню, в другом — музыка с кликом, чтобы слышать отсчеты и длительности пауз.

Работа с музыкальным материалом

Работа над шоу начинается с интенсивного погружения в материал. Задолго до стадии программирования, мы прослушиваем песни по много раз. Уже в это время в воображении появляются картины позиций, цветовых схем, эффекты.

В студии мы вновь вместе пропускаем песни через себя и проверяем дизайн в визуализаторе на жизнеспособность. Обыграть структуру песен и ритмическую составляющую мало для крутого шоу. Мы ищем и создаем ассоциативную связь световых картин с образами из текстов песен. У нас нет бзика, что если предыдущая песня была в синих тонах, следующую нужно сделать для контраста в другом цвете. Если нужно, десять песен подряд будут в синем цвете. Главное в дизайне — обоснованность.

В припеве песни «Мидас» строчки «все, к чему ты прикасаешься — превращается в золото, золото» безошибочно наталкивают на использование теплых желтых оттенков.

В песне «Юна» движения Шарбаров символизируют хлопающие девичьи ресницы.

«По этим темным аллеям» — параллельные лучи-дорожки Шарабаров в синем цвете и заодно столбы деревьев.

В«Химии» мы играем с кислотными цветами.

В песне «Близко» на бридже есть строки «воздух такой прозрачный, я в нем воланчик — летят пух и перья» — тут мы в пушистой призме в белом цвете направляем лучи в зал.

В«Харуки» в двух куплетах упоминается кровь: «выпить море моей крови», «кто-то постит море крови» — конечно песня в красных оттенках.

Итак по всем произведениям.

Свет и музыка тот случай, когда не стыдно, а нужно бить прямо в глаз и не выдумывать трехэтажные ассоциативные ряды. Чем проще — тем лучше.

Структура песен

Приступая к работе над песней, беру чистый лист. На нем пишу название песни и темп в ударах в минуту (bpm). Темп удобно держать перед глазами для точности при создании эффектов. Следующий шаг — записываю структуру песни в хронологическом порядке, например: Интро — Куплет 1 — Стоп-тайм — Припев 1 — Тема — Куплет 2 — Стоп-тайм — Припев 2 — Бридж — Припев 3 — Аутро.

Структура песни «Целовать нельзя»

Структура песни дает понимание из скольких повторяющийся частей состоит композиция. Мое правило в дизайне — музыкальность. Если во втором куплете не изменилась, например, тональность, то нет никаких доводов делать его другим по цвету, позициям, эффектам. В песнях есть повторяющиеся элементы и свет должен их поддерживать.

Не все сразу

У нас заранее был сет-лист концерта. Это дало нам возможность последовательно использовать инструменты. В начале концерта зрителю не показывали Шарбары. Далее постепенно мы вводили Шарбары, но не демонстрировали, что лучи двигаются в двух плоскостях. И только когда это действительно нужно, мы вводим вау-эффект движением лучей по панораме и наклону.

Мы не продаем все и сразу, а дразним публику ожиданием: чем они еще удивят?

Фишки

Дмитрий Буряк применил свой опыт телевизионного художника по свету. Мы использовали все эти крутые тв-фишки для освещения лица артистки: разный по интенсивности рисующий и заполняющий свет, внимание к температуре и насыщенности, использование разных цветовых оттенков на двух приборах.

Певица была освещена великолепно!

На поляне

Подробные монтажные схемы из Визивига мы передали прокатной компании «Ирбис», которая воспроизвела все безупречно.

На площадке Дмитрий Буряк сделал еще один фирменный ход. Запатчил местные головы и поднял их на 90 градусов, чтобы меньше мешали нашему основному сетапу.

Шарбары

Спасибо Леше Журавлеву, во время программирования у нас был реальный экземпляр прибора. Параллельно с работой в визуализаторе мы проверяли соответствие виртуальных атрибутов реальным. Визивиг не поддерживает встроенные макросы Шарбара и тут настоящий прибор очень пригодился. Мы точно знали, насколько быстро работает пан, тилт, зум. Это очень помогло.

Шарбары удивили. Это тот приятный случай, когда результат оказался сильнее ожиданий.

  • Шесть RGBW диодов по 30 Ватт
  • Двигается по тилту на 240 градусов
  • Каждый из 6 лучей поворачивается по пану на 60 градусов
  • Лучи зумируются до угла раскрытия в 2 градуса

Мы скептически отнеслись к яркости приборов. В реальности Шарбары не терялись по интенсивности на фоне рядом стоящих Мифосов и включенного экрана.

Без своих моторизированных уловок, Шарбар работает как диодная пиксельная палка. Но стоит покрутить зум и расправить лучи веером, Шарбар начинает играть на чужом поле. Симметричные пучки лучей создают эффект светового занавеса. Когда равномерно расправить лучи в стороны, возникает ощущение, что у нас сразу шесть приборов. Мы назвали такую позицию «расфуфырка».

Сейчас в моде палки с движением по тилту. Но ни у кого нет такой уникальной опции — управлять паном и зумом каждого луча. Clay Paky создали новый универсальный инструмент с кучей возможностей для творческих идей — Шарбар.

Оборудование

Clay Paky SharBar 9
Clay Paky Mythos 6
Martin MAC Aura 5
NA MultiFlash 5
Noname RGBWA Led Bar 16
2-lamp Blinder 6
4-lamp Blinder 4
GrandMA2 Full size 1
Look Solutions Unique 2.1 Hazer 2
Par64 9
Martin Atomic 3000 3

В главных ролях:

Дмитрий Буряк дизайн сцены, программирование, оператор пульта
Давид Мисакян дизайн, программирование
Алексей Журавлев (GST.moscow) рассекретил и предоставил Шарбары
Алексей Леонов (Лазеркинетикс) создал проект в визуализаторе и предоставил студию
Вадим Воронин (Ирбис) предоставил дополнительное оборудование
Роман Вартанов руководил монтажом
Гуля Зарипова прислала профили на Шарбары для MA2
Владимир Федосов помог с камерой и съемкой

Шоу-файл

my michelle volta.show.gz

GrandMA2, v.3.2.2.16

Про шоу пишут:

Рок-шоу для Михаила Бублика

3, 4 и 5 марта в театре Российской Армии прошли первые московские концерты Михаила Бублика.

Световое шоу создали дизайнеры Давид Мисакян и Дмитрий Буряк.

В основу дизайна сцены лег проект сценографа Юлии Шестаковой: асимметричные наклонные фермы с восходящим вектором. Дима Буряк уравновесил инсталяцию четырьмя фермами разной длины сверху. По задумке, грубый дизайн, асимметрия и ломаные формы обыгрывали разнообразие музыкальных стилей в песнях Бублика.

Продюсеры и артист настаивали на создании эклектичного дизайна. Сценографией и шоу мы должны были разорвать ложное восприятие Бублика как шансонного артиста, ведь сам он удивляется этим ярлыкам и не считает себя причастным к этому жанру. Короче, конкретная задача: сделать рок-Бублика и все.

Группа Бублика играет с многоканальным плейбеком, поэтому я решил программировать шоу по таймкоду. Автоматизированное шоу по таймкоду дает возможность детально обыграть музыкальные аранжировки светом: триольные пульсации, стоп-таймы, синкопы, брейки. Такие вещи тяжело делать вживую, но эти мелочи и делают шоу «вкусным».

Таймкод исключает человеческий фактор и ошибки оператора пульта во время воспроизведения шоу. Операторам нет необходимости учить несколько десятков песен. Еще один довод в пользу таймкода — принцип отчуждаемости от дизайнера. Я не мог присутствовать на втором дне концертов и шоу от этого никак не пострадало. Дима один смог контролировать его воспроизведение.

Звукорежиссер группы Александр Лепешкин сделал двухканальное аудио для каждой песни. В одном канале LTC-таймкод с шагом в полчаса. В другом — песни с кликом. При программировании мне удобнее слышать все, что слышит барабанщик: отсчеты перед вступлениями, подсказки.

Кабель mini-jack — 2× RCA подключаю к ноутбуку. Канал с таймкодом через переходник RCA — XLR уходит напрямую в пульт. Второй канал через переходник RCA — jack-female на наушники или внешнюю акустику.

Это слышит барабанщик на концерте: микс музыкантов, клик и подсказки.

Такой файл я получаю от звукорежиссера. В левом канале таймкод, в правом песня с кликом.

После того, как дизайн был утвержден артистом и его продюсерами, Александр Буданов нарисовал модель сцены в CAST wysiwyg. Мы программировали шоу на студии Лазеркинетикс в течении трех дней. Всегда заказываю пиццу Доминос — самая лучшая.

В центре сцены расположен экран. Я предложил полностью отказаться от какой-либо графики и транслировать только изображение артиста и музыкантов. Идея подкреплялась тем, что Михаил Бублик поет свои песни и делает это искренне, эмоционально, с надрывом. Визуально это очень усиливает восприятие его песен. Люди любят смотреть на людей, а не на футажи из ворованных библиотек.

Трансляция велась с двух камер через медиасервер Resolume, Arena подключенный к пультам GrandMA2. Операторы в нужных песнях добавляли динамики картинке легким шейком камер и дерганым зумом.

До того, как мы записали самую первую кью в шоу, мы договорились с Димой о принципиальных художественных моментах.

Первое: мы не мотаем бессмысленно головами. Если головы могут двигаться, это не означает, что это их единственный выразительный прием.

Второе: мы не красим воздух. Спот-вош-спот-вош-спот-вош — общепринятая грядка приборов на фермах. Воши заливают пространство, а споты в это время рисуют лучами световые картины в контрастном цвете. Мы так не делаем.

Третье: мы не боимся темноты и контрастов. Если нужно, на сцене остается три прибора и выключенный экран. Используем самый сильный световой прием — темноту.

Мы внимательно отнеслись к музыкальному материалу артиста и деталям. Мы учли, что выступления проходят в театре и это накладывает камерное настроение. Многие мелочи повлияли на выбор художественных приемов, цветовых схем.

Мы благодарны Сергею Шабанову — под его руководством сцена была собрана просто безупречно. Дима говорил, что это один из основных принципов Лазеркинетикс. Я убедился в этом сам.

Перед нами стояла задача: показать артиста в отрыве от навязанного ему жанра, создать праздник и усилить музыку продуманным и детальным светом. Я убежден: у нас это вышло блестяще.

Оборудование

Robe Pointe 23
Martin MAC Aura XB 26
Martin MAC Viper Profile 13
Martin MAC Quantum Wash 9
Clay Paky Mythos 8
8-lite Blinder 8
2-lite Blinder 20
Coemar Parlite Led Par 22
GrandMA2 Lite 2
JEM Ready 365 2
JEM ZR33 Hi-Mass 2
Resolume Arena 5 1
Intercom 8
Пушки следящего света 2