Винс Фостер (Jamiroquai): «Тур с Led Zeppelin — мое начальное образование по свету»

Шоу макросов

В ноябре 2018 года в Олимпийском прошел последний концерт тура Джамироквая, после которого мне удалось поговорить со светодизайнером Винсом Фостером lightdesign.uk

Дизайн сцены и развес мне показался спорным: экран закрывают лесенки со световыми приборами. Но больше всего меня впечатлила работа со встроенными макросами эффектов на воши B-eye. В моей вселенной, вош — это вош, а не маленький круглый дисплей с примитивной анимацией, ну не признаю я этого.

Поразительно, на этом концерте я впервые увидел обоснованное использование макросов в би-аях — просто эталонное попадание в настроение музыки. Анимация смотрится уместно и не знаю как ему это удается, пульсирует точно в движении песен. Группа при этом играет полностью живьем, без клика, подклада — привязаться не к чему.

Воши и стробоскопы JDC направлены прямо в зал, так что все эффекты смотрятся достаточно агрессивно, смотреть на сцену физически больно. Тем не менее, мне показалось, что прием оправданный. Джамироквай — хлесткий танцевальный фанк и Винс светом поддерживает это.

Удивил подход к видео. Винс приехал один, без видюшника и без видео сетапа. За медиасервером сидел наш Ваня Тутуров из Видеолэнда, который запускал ролики по взмаху руки Фостера. Да, оказывается фирмачам так можно — новый уровень аналоговой сквозной синхронизации.

Не было никакого аймага. Я решил, что это сделано специально, поскольку артист внешне не в лучшей форме, но Винс сообщил, что это был всего лишь вопрос сокращения расходов и в других городах аймаг-экраны есть.

Это хорошее шоу. В нем видео и свет не спорят с артистом, поскольку невозможно перебить музыкальную энергетику песен и харизму самого Джей Кея.

Интервью

— Винс, как долго вы работаете с Джамирокваем?

— Почти 20 лет!

— Это классическое туровое шоу или обрезанное?

— Нет, это сокращенное шоу и некоторые замены по приборам. Например, вместо Clay Paky Mythos сегодня Martin Viper. А еще не хватает около сотни Ayrton Magicblade и еще разного по мелочам.

— Почему сегодня не было IMAG экранов?

— Бюджет, только в этом дело. У нас был вариант повесить боковые или экран сзади. И мы выбрали экран по центру.

— Что мне особо понравилось в вашем шоу — использование встроенных макросов и битмапа в «Би-аях». Как долго программировали и как?

— Мы программировали больше года назад, в Англии. У нас был физический прибор на студии, поскольку в визуализаторах нет поддержки макросов. Я не использую битмапы, обхожусь встроенными макросами. Переключаю макросы в песнях как слои. Так же я активно использую возможности встроенных эффектов в стробоскопах JDC.

— Очень круто выглядели полоски на вошах. Получилось словно гобо.

— Спасибо, что замечаете такие вещи! Да, это своего рода эмуляция Ayrton Magiclade.

— Почему шоу воспроизводится не по таймкоду?

— Очень просто! Это живая группа, они играют без плейбеков, клика. Порой могут играть длинные импровизационные интро, соло или аутро. Мне самому нравится живая работа. Каждая песня — в своем кьюлисте, плюс дополнительные кнопки для всяких флеш и бамп-вставок.

— Как вы живете с тем, что в Хоге нет тэпа на кьюлисты?

— Есть на чейзы, поэтому я стараюсь использовать чейзы.

— Почему вы приехали без своего видюшника?

— Тоже вопрос бюджета. Мы используем Каталист. У нас в шоу около 200 Martin Sceptron под экраном. Так же у нас 86 Magicblade, 24 Magicpanel.

— Что вы делаете, если желаемых приборов нет в стране тура?

— Я упрощаю, клонирую. Использую просто цвет на флеш-кнопках вместо макросов.

— Расскажите, как создается шоу с нуля? От кого исходит идея?

— Обычно мы начинаем с идеи, показываем артисту, он говорит что ему нравится или нет. Показываем видео-контент, обсуждаем. У нас есть определенный стиль, условно назовем его ретро-футуризм, и мы пытаемся обыгрывать эту аналоговую эру 60-х.

— Я вижу у вас комментарии в кьюлистах. это для другого оператора?

— Да, иногда бывает другой оператор, ему нужно привязываться к словам песен.

— Кто вас нанял? Артист или продакшен?

— Артист, хотя это не привычное дело в индустрии. Но это было уже давно.

— Я был на вашем сайте. У вас огромный список топовых артистов в портфолио. Когда вы это все успели?

— Спасибо! Ну, за последние 20 лет, я выступал в разных ролях, в том числе и как продакшен менеджер, как дизайнер.

— Какое у вас образование?

— Никакого! Я просто это делаю очень давно. Я начал в 1979 в Англии, с группой Лед Зеппелин. Мой первый тур был в 1980 году с Лед Зеппелин. Когда перед началом американского тура умер Джон Бонем, мы сыграли около 6 концертов. Это мое начальное образование! (смеется).

Потом я принимал участие в оригинальной «Стене» Пинк Флойда, в 1981 году.

— Слушайте, вы выглядите слишком молодо для таких рассказов!

— (смеется) Да ладно, я старый, мне 55 лет. Я делаю это давно. Когда я начинал не было движущихся голов. Даже ферм, как таковых, не было!

— Первая голова появилась в 1981

— Да, это был тур Genesis Abracab с 24 VL1 и я в нем участвовал. Светодизайнером был Алан Оуэн.

— Вам нравится ездить и нажимать на кнопки?

— Мне нравится программировать! Я сам программирую все свои шоу. Я могу нанимать операторов для воспроизведения, но программирую всегда сам.

— Каким софтом пользуетесь?

— Использую Capture и Hog.

— Почему именно Хог?

— Очень просто, я привык. Использую Хоги с самого начала, со времен Hog 1. Мы использовали первый Хог в туре с Питером Гебриэлем в 1993 году.

— Все ли вас в нем устраивает сейчас?

— Да, можно сказать.

— Что больше всего раздражает?

— Да наверное, особо ничего. Иногда, когда у вас огромное шоу, бывают проблемы со задержками на команды. У нас был тур с одним немецким артистом, Schiller, где мы использовали 16 DP процессоров. Конкретно это шоу с Джамирокваем небольшое, но в большом проекте с 16 DP при нажатии на update cue возникали тормоза. Они знают про это. В конце-концов, у каждой консоли есть свои слабые места и ее можно повесить.

— Я знаю, что Оли Меткалфе из Мьюза использует Хог.

— Разве? Я слышал, что он продал свои два пульта. У меня есть своих четыре пульта и 10 DP. Сдаю их в аренду.

— Расскажите про свой рабочий день.

— Я прихожу около 8-9 утра на площадку. Занимаюсь клонированием, исправлением палитр и позиций. Использую немного позиций и управляюсь за полчаса. У нас 8 фронтальных приборов для музыкантов и пушки для артиста.

— Кого можете назвать из других светодизайнеров? Кто нравится?

— Мне нравится, что делает Oli Metcalfe, Dan Hill, Chris ‘Squib’ Swain, Rob Sinclair. Но Роб не программирует сам.

— Мне нравится одновременно заниматься несколькими шоу. В этом году я сделал 6 шоу: Jamiroquai, Ванесса Мей, Duran Duran, Елена Фишер, Палома Фейт. Я делаю иногда какие-то вещи на ТВ, но я не люблю такие проекты. Мне больше всего нравятся живые концерты.

— Что больше всего ненавидите в турах?

— Быть далеко от дома. Мне очень нравится путешествовать, но тяжело быть вдалеке от семьи.

— Как долго длятся туры?

— Этот тур длится уже 18 месяцев, но он идет с перерывами. Это из-за артиста, ему нужно восстанавливать голос. Немцы любят играть 10 концертов за 10 дней, мне, в отличии от техников, такой график тоже нравится. Но обычно самое быстрое — это концерты через день.

— Сколько человек в световой команде?

— Только я один с флешкой и местный персонал.

— А сколько всего людей в туре?

— 12 человек: 4 бэклайнера, 4 человека по звуку, продакшен-менеджер, костюмер, стейдж-менеджер и я.

— Каким своим шоу гордитесь больше всего?

— Пожалуй, мне нравятся они все! Особенно могу, наверное, выделить шоу немецкого исполнителя Schiller. Большое шоу, с кучей света и все было по таймкоду.

— Какая страна была с самым жутким продакшеном?

— Сложно сказать, сейчас почти везде можно найти нормальный аппарат. Я всегда вожу свои пульты и смогу выжать из того, что есть.

— Соглашаетесь ли на китайские приборы?

— Да, почему нет. Обычно это копии каких-то известных приборов, но с плохим качеством. Работаю на них без проблем. Когда вы отправляетесь, условно, в какой-нибудь Китай, не стоит ожидать чудес. Если так настроен, то и не будет неоправданных ожиданий.

— Я обратил внимание, что вы музыкально очень точно воспроизводили шоу и нажимали на кнопки. Вы играете на каком-нибудь инструменте?

— Нет, но я играю на этом (показывает на пульт). И я умею считать до четырех.

— Насколько сильно артист вмешивается в создание световой партитуры, в цветовые схемы, в видео?

— Некоторые участвуют, но Джамироквай не особо вмешивается. Не так, как Роджер Вотерс, который контролирует абсолютно все. Schiller активно участвовал в создании, любил постоянно что-то добавлять и менять.

— Такое участие артиста хорошо или плохо?

— Я думаю это хорошо. Артисту некоторые вещи могут быть виднее, это его музыка, его песни. Он может чувствовать что-то точнее и бывает очень полезно получить от него комментарии. К тому же он стоит на сцене, а это совершенно другие ощущения.

Порой работаю с артистами, где нужно минимальное количество света. И это может работать так же зрелищно, как и гора света. Темнота может быть эффектней света.

— Почему люди, занятые в мировых турах такие взрослые? Где молодежь?

— Они есть! Но просто индустрия такая молодая, что это я выгляжу на ее фоне старым. Хотя, если подумать, старше меня было только одно поколение, занятое в этом деле. Ну, те, кто делал в 70-е Deep Purple, Thin Lizzy и прочее.

Нет, молодежь появляется. Со зрелым артистом разъезжают его ровесники. Появляются новые звезды и с ними молодой продакшен. Это нормально, работы хватит на всех, никто не голодает. Я счастлив быть тут, делать то, что делаю. Здорово, что меня нанимают и на другие работы. Хотел бы продолжать это делать и когда меня выпроводят на пенсию, пусть даже в меньшем количестве.

— Давайте пробежимся по вашим инструментам. Хоги — понятно, что по видео?

— По видео мы используем Каталист для фестивальных концертов, в туре используем Avolites Ai. Иногда используем Resolume — удобный и простой инструмент.

— Приборы?

— Мне нравятся воши B-eye, стробоскопы JDC. Люблю приборы с попиксельным управлением: Magicblade, Magicpanel.

— Что по спотам?

— Мне нравятся приборы с хорошей оптикой, чтобы можно было собрать луч в узкий бим. Martin Viper — это классика, хотя и была выпущена так давно.

Мне кажется, следующее поколение спотов будут с яркими диодными источниками.

Потенциально может быть интересен свет с помощью дронов, когда их сотни, тысяча. Очень хочется попробовать что-то интерактивное с помощью телефонов. Пока все упирается в технологии, мы пытались побороть задержки. Но потенциал этого очень велик — считайте у каждого в руках, по сути, светящийся пиксель. Из этого можно делать интересные вещи.

— Какие предпочтения по генераторам дыма?

— Сегодня были MDG, это крутые штуки. Часто использую генераторы Martin Jem.

— А что на улице?

— Просто побольше всего. Стадионные хейзеры, типа Le Maitre HazeMaster.

— Смотрите ли чужие шоу?

— Конечно, но не часто. Из того, что произвело впечатление? Наверное, Alt-J. Мне нравится «Стена» Пикн Флойда. Но это история больше про видео. Роджер Вотерс не любит свет, он любит проекцию.

— Нужно ли иметь профильное образование?

— Мне кажется важнее всего человеческие качества. Конечно, круче всего быть крутым специалистом и хорошим человеком. Я наблюдаю за молодыми, они поступают в колледжи и сразу хотят быть светодизайнерами, без стажировок! Без понимания процессов, я не представляю как. После колледжа для начала хорошо бы съездить в туры в качестве стажеров, увидеть все изнутри.

— Тяжело найти работу в Англии или Америке? Хватает ли на всех работы?

— Абсолютно! В мире столько видов световой работы: концерты, кино, театры, тв, корпоративы, архитектурка. Я в концертной индустрии, потому что не могу жить без музыки. Хоть я и не играю ни на чем, но я меломан, обожаю живую музыку и концерты.

— Какая ваша любимая музыка?

— Я олдскульщик. Мне нравится старый рок типа Rush, Massive Attack — я с ними работал. Мне нравится поп-музыка, навскидку, Майкл Джексон — многие!

— Чем занимаются ваши дети?

— Мой старший сын, ему 21 — шеф в ресторане. А младший, которому 17, пока ходит в школу.

— Они проводили время на площадках, когда были детьми?

— Да, они приходили на концерты. Но это их не зацепило.

— Вы читаете профильные журналы?

— Иногда. Мне приходят по подписке журналы PLSN, TPi.

— Куда направляетесь дальше?

— Это был последний концерт тура. У меня есть работа кроме Джемироквая, времени сидеть без работы не будет.

— Какой ваш любимый фильм?

— Много лет назад я посмотрел фильм с Тимом Роббинсом «Лестница Иакова». Мне нравится много фильмов. «Терминатор-2», «Вспомнить все» — для своего времени это было просто снос башки. Да и сейчас, наверное, тоже.

— Мне кажется у каждого есть «артист мечты» — с кем бы он очень хотел поработать. Кто ваш?

— А мне в этом плане повезло, я уже поработал с ним! Это Лед Зеппелин. Получается, я стартовал с вершины и катился вниз все это время (смеется). Хотя я не был тогда светодизайнером, был на побегушках.

Если пофантазировать сейчас, с кем бы я хотел поработать в качестве светодизайнера? Знаете, у меня сложилась неплохая карьера, даже сложно кого-то назвать отдельно. Со многими, кто мне нравится мне посчастливилось поработать. Хотя наверное это была бы группа Пинк Флойд. Я никогда с ними не работал как с группой, только с Роджером Вотерсом, но это немного другое. Может, просто я уже стар для таких амбиций (смеется).

Samozapusk — система автозапуска таймкод-шоу MA2

Бесплатная информация для тех, кто собирается перейти на новый уровень сквозной снхронизации.

Есть такая проблема. Каждый, кто хоть раз программировал и воспроизводил шоу по таймкоду на MA2, сталкивался с неприятными особенностями системы. Ну невозможно штатными настройками автоматически запускать и останавливать воспроизведение шоу — затыкаешь в одном месте, вылезает бесовщина в другом.

Артем Ильюшенков, звезда MA2-программинга, продумал логику воспроизведения таймкодных треков без боли и страха.

Артем Ильюшенков

В условиях, несовместимых со здравым смыслом, его набор макросов, кьюлиста и таймкод-пула обеспечивал хладнокровную работу на площадке. Я протестировал его систему на своих концертах и попросил добавить несколько вкусняшек.

Дамы и господа, представляем бронебойную систему безопасного автоматизированного воспроизведения таймкодного шоу Samozapusk!

Передаю слово Артему, который закалился в самом пекле режиссерского угара на различных мероприятиях и готов поделиться своим орудием.

— «Начну издалека. При создании шоу с таймкодом, проблемы начинаются в момент его воспроизведения. Мой подход к программированию таймкод-шоу заключается в создании на каждую песню своей уникальной страницы (Page) с набором экзекюторов (Executor).

На каждую песню в таймкод-пуле (Timecode Pool) создается свой элемент, который запускает экзекюторы в нужное время. Обычно мы следили за сетлистом и вручную запускали соответствующий песне таймкод-пул. Часто было так, что оставались запущены другие таймкод-пулы, экзекюторы с других страниц и все это выливалось в какой-то ад на сцене. Мы нервно искали и отключали все ненужное.

Вначале я создал макрос, который запускал по окончании песни. Он просто релизил все экзекюторы и таймкод-пулы. Потом я стал создавать макросы под каждую песню. Запускал макрос, он релизил все лишнее, запускал нужный таймкод-пул и включал страницу песни с экзекюторами. Жить стало легче, но оставался ряд проблем.

Вот вам примеры с концертами-солянкой. Мы запускали нужный пул, а звучит другая песня — кто-то изменил очередность выхода артистов. Или на репетиции прогоняют по несколько раз одну песню, останавливают в произвольном месте, запускают сначала, потом без предупреждения перескакивают на другую. В таком режиме невозможно следить за процессом и запускать все вовремя. Нужен был автозапускатор!

И я смог его придумать и создать — способ автоматического воспроизведения таймкод-шоу. Финальные изменения появились уже в процессе написания этой статьи. Давид, попробовав данный способ, попросил внести некоторые дополнения для удобного использования в его концертах. По ходу обсуждений возникло еще пару идей, это помогло сделать систему универсальной и изящной.

Система состоит из кьюлиста-пустышки, таймкод-пула и пары макросов. Поехали по порядку».

1. Кьюлист-пустышка

Основа системы — кьюлист «пустышка» Setlist. В нем пустые кью по количеству песен в концерте. Каждая кью-песня содержит запись в поле CMD: смена значения переменной $songn и универсальный макрос запуска песни.

Переменная $songn

Переменная $songn нужна, чтобы все кью и таймкод-пулы по песням имели реальные названия песен. Их можно легко переносить и менять порядок в соответствии с сетлистом концерта. Привязка идет к названию, а не номерам.

Для удобства переименования, я создал специальный макрос. Он переименовывает таймкод-пул, страницу, кью в секвенции Setlist и присваивает значение переменным $song1..$song60.

Макрос переименования Label Song

Макрос запуска Start Song

Макрос запуска песни Start Song автоматизирует процесс.

  1. Выключает все таймкод-пулы всех песен
  2. Перематывает таймкод-пулы к старту
  3. Релизит все экзекюторы на всех страницах
  4. Запускает таймкод-пул песни, которая должна запуститься автоматически
  5. Включает страницу этой песни
  6. Выбирает таймкод-пул для просмотра содержимого таймлайна

2. Таймкод-пул с песнями

Создаем таймкод-пул с количеством песен в концерте. Назначаем ему экзекютор с секвенцией-пустышкой.

Время запуска каждой кью-песни из пустышки стоит по принципу «начальная метка песни минус 3 секунды». Например, если Песня №1 начинается с 0:10:00:00 то соответствующая ей кью в данном таймкод-пуле должна запуститься на 3 секунды раньше, в 0:09:57:00. Это сделано для того, чтобы макрос из поля CMD успел выполнить действия до начала песни. Своего рода пре-ролл, чтобы отключить все ненужное и запустить верный таймкод-пул.

В настройках таймкод-пула поставьте AutoStart [On] и Switch Off [Playbacks Off]. Это очень важно!

Сценарий работы системы

На пульт приходит сигнал таймкода. На часах 0:19:58:00.

В настройках таймкод-пула Setlist стоит AutoStart [On] и Status Call [On]. Это значит, что этот пул стартанет автоматически и запустит соответствующую этому времени кью в кьюлисте-пустышке: Cue 2 ‘Song 2’.

В поле CMD этой кью у переменной $songn присвоится значение ‘song2’. Макрос Start Song отключает все экзекюторы, все таймкод-пулы, запускает нужный таймкод-пул с названием песни, соответствующим ‘song2’ и меняет страницу.

Бонус-трек

Держите макросы, которые сделают это все автоматически за пару нажатий. Вы вправе отредактировать систему под свои нужды.

Если используете мою систему как есть, то ваше шоу должно соответствовать нескольким требованиям:

  1. Каждой песне соответствует свой номер страницы и номер таймкод-пула. Например, Песня 1: Page 1, Timecode Pool 1.
  2. В системе заготовлено 60 песен. Все песни идут с интервалом в 10 минут, начиная с 0:10:00:00.
  3. Макрос «Import TC+Seq» импортирует секвенцию Setlist в пул 999, назначает ее на экзекютор 1.201, импортирует таймкод-пул Setlist в пул 100. Перед запуском этого макроса убедитесь, что все пулы и экзекютор пустые. Вы сможете потом все перенести по своему желанию.
  4. После импорта секвенции и таймкод-пула, переименуйте их в настоящие названия песен макросом Label Songs. Это присвоит значения необходимым для работы системы переменным $song1…$song60 и позволит выстраивать порядок песен для красоты.
  5. Таймкод-пул Setlist в режиме Link Selected. Это удобно для быстрого переключения между LTC и MTC. Например, когда вы на репетиции запускаете таймкод с ноутбука по миди.

Установка

  1. Скопируйте папку gma2 на свою флешку.
  2. Импортируйте в MA2 три макроса из файла Samozapusk.xml (Setup—Import-Export—Macros)

Макрос Import TC+Seq импортирует секвенцию Setlist и таймкод-пул Setlist

Макрос Label Songs переименовывает страницу, таймкод-пул и соответствующую кью в кьюлисте-пустышке Setlist.

После всех этих манипуляций можно переносить секвенцию Setlist на другой экзекютор и менять очередность таймкод-пулов и страниц. Привязка к их запуску идет не по номеру а по их названию. Менять расположение секвенции Setlist (999) в пуле секвенций (Seq Pool) не стоит, так как переименование кью в этой секвенции при помощи макроса Label Songs происходит за счет привязки к номеру данной секвенции (999).»

В ролях:

Артем Ильюшенков — идеолог, программист
Давид Мисакян — тестирование, идеи, дизайн

Вопросы и предложения

Пишите в комментариях ниже.

Для связи с Артемом: iparist@gmail.com

https://www.facebook.com/artem.ilyushenkov

Дэнни Нолан (Стинг): «В свете не делать чего-то даже важнее, чем сделать»

11 ноября 2018 года в Москве прошел концерт тура Стинга и Шэгги Sting & Shaggy: The 44/876 Tour.

Концерты Стинга — сладкий сон любого промоутера. Продакшен тура вывел какую-то секретную формулу, где качество и степень удовольствия от концерта никак не зависит от количества света и экранов.

Туры Стинга сами по себе — эталонный пример, как можно решить художественные задачи малыми средствами, ничего не испортить и создать впечатление, что именно так и задумано.

Хочу поблагодарить продакшен-менеджера российского отрезка тура Григория Андропова, благодаря ему я словно посмотрел документальный фильм про большие шоу на юутубе. Я провел на площадке весь день, с момента сбора сцены до выхода последнего зрителя из зала и если меня попросить описать увиденное парой фраз, я бы сформулировал это следующим образом: спокойствие и внимание к мелочам.

Огромное удовольствие доставило общение со светодизайнером Стинга Дэнни Ноланом и я хочу разделить его с читателями. На самом деле поразительно, сколько всего, что он сказал совпадает с моим видением.

—  Прежде всего хочу сказать, что считаю вас королем освещенных задников и я ваш ученик!

— Спасибо! Но все, что я делаю, это так просто! Я просто беру обычную черную ткань и собираю ее в складки, чтобы получить больше теней и вид классического театрального задника.

— Это вы работали со Стингом на прошлых концерте в Олимпийском?

— Да, я работаю со Стингом 11 лет. Начал с тура Police Reunion Tour, потом я делал тур с оркестром Symphonicity.

— Это тот, что с видео-коробами?

— Да, я был дизайнером всей сценографии: квадратов с видео, шарнирных конструкций. Потом был тур Back to Bass, 57th & 9th Tour и сейчас тур с Шэгги.

— Пожалуйста, расскажите о себе

— Я Дэнни Нолан, светодизайнер. Я начинал в 80-х годах, кажется в 85 у меня был первый тур.

Я учился в Торонто в колледже на графического дизайнера. Помню свои первые походы на концерты, я видел в свете что-то более завораживающее, нежели то, что я делал в графическом дизайне. В свете два аспекта: вы располагаете приборы в пространстве и представляете что они будут делать. Вы начинаете с черного кабинета, а далее с помощью света вы должны создать глубину, объем, настроение.

— Помните свой первый концерт?

— Я начинал в лондонской компании Zenith Lighting и моя самая первая световая работа была пушкарем на стадионном концерте Queen.

Первый настоящий тур у меня был с группой Cure, он длился пару месяцев по Европе. Позже у меня были более продолжительные туры, например с Крисом де Бургом и Тиной Тернер. С Тиной исполнилась моя тогдашняя мечта — оказаться в мировом туре и проехать по Америке. Я был световым техником, в большой команде. Я считаю, что светодизайнерам важно иметь как можно больше технических познаний, чтобы точно знать, чего в дизайне можно добиться от техники.

В каждом туре я был в первых рядах, чтобы поработать за пультом на разогревающей группе. Это были пульты Avolites QM500, Celco Gold. Впервые с поворотными головами я поработал на пульте WholeHog 1, когда он только появился. Я был оператором пульта у Питера Гэбриэла. Думаю в этот момент, я перестроился из технаря в дизайнера, оператора. Это была уже новая эра, можно сказать, что пульт Хог 1 стал трамплином в моей карьере.

Потом я оказался в Бразилии на 10 лет, где работал в местной прокатной компании, занимался развитием бизнеса, обучением персонала. Я многому научился сам за время работы. Самое ценное, наверное, и для всех дизайнеров — опыт выжимать максимум из ничего, работать малыми средствами с минимальными бюджетами.

Мне было в то время около 35, когда я решил вернуться в индустрию в качестве светодизайнера. Я работал в Бразилии на ТВ и мне стало не хватать больших шоу и туров. Пришлось использовать старые связи и мне повезло попасть в Simply Red, с которыми я проработал 5 или 6 лет, разрываясь между Бразилией и Европой. Параллельно удавалось работать и с другими артистами. Потом по счастливой случайности мне предложили тур с Police.

Я дизайнер-минималист, я люблю упрощать дизайн, люблю делать лаконично, просто, но эффектно. Порой что-то не делать в свете даже важнее, чем делать. Куда проще пересветить, перебрать с количеством.

Все это похоже на музыку: когда вы развешиваете свет на фермах, приборы как ноты на нотном стане, между ними нужны расстояния, паузы. Не нужно забивать ферму приборами до отказа, хорошо когда есть пустое пространство — так выше читаемость каждого луча и они не спорят друг с другом.

Я часто вижу, как перебарщивают с количеством, как правило на ТВ. Включают тупо все сразу. В этом плане мне ближе наоборот выключить все лишнее.

Я люблю, когда фермы разбросаны в пространстве на разных высотах и по глубине — это дает объем. Вот что я точно ненавижу — это экраны на всю сцену. Это было круто в 2000-х, поиграли и достаточно. Экран убивает свет, делает сцену плоской. С дымом — разбеливает.

А вообще мне интересно наблюдать как все развивается. Когда я только начинал в индустрии, все сводилось только к тому, какие комбинации можно собрать из ферм: круги, треугольники, квадраты, звезды. Потом стало модно вешать сосули, палки. Сейчас модно двигать кинетические конструкции.

Мне кажется сейчас все стало очень индустриальным. Все сцены выглядят одинаково, словно сделаны в StageCo, только приделано пару элементов, чтобы отличались. Мне нравятся времена Марка Фишера, когда я участвовал в туре Роллинг Стоунс Steel Wheels. Это времена настоящей сценографии, произведения искусств в гигантском размере. Или взять Роджера Вотерса со «Стеной». Классно ведь делать что-то сложнее пресной сцены с экранами.

http://www.stufish.com/project/steel-wheels

По свету все двигается к диодным приборам. Понятно, что они проигрывают по яркости пока, но важен баланс и совместимость приборов. Просто не нужно разгонять все до 100%, приберите яркость.

— Кто пригласил вас на работу? Продакшен или артист?

— Патрик Вудроф. Я ему многим обязан! Мы с ним очень давно знакомы, благодаря ему я попал к Тине Тернер, был проект-менеджером на многих его шоу. Патрик отдал мне Police, потому что одновременно был занят Genesis и еще чем-то. Он говорит: — Не хочешь ли взять тур Police? — Конечно, я обожаю их! — А какую часть проекта можешь взять на себя? Я отвечаю: — Я займусь абсолютно всем!

Он сам провел все встречи со Стингом и группой. По сути, он создал и утвердил с ними концепцию, а я занялся ее реализацией. Это был потрясающий тур, с величайшей группой и музыкой, на которой я вырос и которая написана на века! Я настоящий счастливчик!

— Вам нравится быть в туре?

— Да! Я люблю путешествия. И сегодня ездить в туре проще, чем когда я начинал: площадки лучше, оборудование современнее.

В последнее время мы ездим в туры, где на каждом концерте работает местная прокатная компания. Это связано с логистикой, экономией и многими бюрократическими мелочами. Поэтому я делаю дизайн, отправляю и мне собирают что угодно.

Так даже азартнее. Я могу менять Sharpy на Martin Rush или на Mac Profile — пульт позволяет это делать быстро прямо на площадке. Когда предлагают замены — я соглашаюсь. Для меня это крутая возможность попробовать новое оборудование.

— Что больше всего ненавидите в турах?

— Мало сна. Как гонка по кругу: самолет-отель-площадка.

— Опишите про свой рабочий день

— Я прихожу с утра в день концерта, чтобы вместе со стейдж-менеджером проверить, все ли в порядке. Много времени уходит на исправление шоу после смены приборов с одних на другие. Я люблю плавность в шоу, поэтому нужно проверить все тайминги: фейды, дилеи, переходы между сценами.

— Сколько времени тратите на правку позиций?

— Если я хорошо проделал предварительную работу и все приборы висят как задумано — совсем не много. У меня много пресетов для исправления, но я не схожу с ума.

После обеда я трачу время на исправление шероховатостей. После смены приборов в шоу, много что может вылезти. Все приборы со своими особенностями, реагируют по-разному. К примеру, у Sharpy кривая димера начинается на больших значениях.

Я сам управляю пушкарями. Еще я люблю следить за публикой. Я знаю что будет в тот или иной момент в программе и заранее смотрю на зрителей. Ну, вы знаете, классика: гитарное соло, весь свет на гитариста — и зритель пищит «а-а-а-а»! Они не поймут этого и не будут обсуждать свет. Но он усилил момент и они говорят: какое обалденное соло! Они никогда не скажут «смотри, какой на нем свет». Но это и круто, это то, к чему я стремлюсь — не выпячивать себя.

Я люблю монохромность в цветовых схемах, когда сцена одного цвета, максимум два.

Считаю, что свет должен следовать за музыкой, не перетягивать внимание. Сейчас так много современных поп-артистов с горой света на сцене. Но если на сцене настоящий артист, это все избыточно. Стинг — именно такой артист, это история про музыку. Свет с таким артистом должен поддерживать, усиливать музыку.

Еще я люблю подчеркивать упорядоченную структуру песен. Если в песне одинаковые куплеты и припевы, то и световые картины у меня будут повторяться. Публика слышит повторяющиеся музыкальные части и видит, что свет это подчеркивает. Наверняка они этого не понимают, но чувствуют.

— Вы играете на музыкальных инструментах?

— Нет, когда-то я играл на гитаре, но будучи левшой, это давалось нелегко. Я больше технический человек. Я считаю, что нужно следовать музыке, но не нужно подчеркивать каждую ноту отдельной кью. Нужно чувствовать нужный момент и не перебарщивать. Тут как раз тот случай, когда чем меньше, тем лучше.

— Кто ваш начальник к туре? Артист или продакшен менеджер?

— Получается у меня два боса. По художественной части это Стинг. Он очень мало вмешивается в мою работу и полностью доверяет. Забавно, но чаще всего я получаю отзывы от его родных. Они смотрят шоу и потом говорят, что было особенно круто.

— Расскажите про оркестровый тур Стинга

— Идею видеопанелей я подсмотрел в концертных залах для филармонических оркестров. Во многих залах есть специальные выдвигающиеся панели для управления акустическим звучанием.

Например, в зале Сан-Паулу, в Бразилии, где я жил, потолок представляет собой 15 квадратных панелей. Они опускаются и наклоняются для настройки оптимальных звуковых отражений. Мне очень понравилась идея перенести такие панели в шоу, чтобы они были источником света и заодно могли показывать видео.

Для начала было неплохо: у меня была концепция прямоугольных подиумов и квадратных кинетический панелей над оркестром. Большое количество прямых линий, углов делало дизайн чрезмерно современным.

Надо сказать, я обожаю кинетические скульптуры. Начал копать и вышел на одного художника, Артура Гансона, который занимается созданием таких произведений, одно из которых называется «Стул».

(Крутость Артура еще в том, что он композитор и исполнитель музыки, которая играет на этом видео)

Суть инсталяции в том, что тележка на рельсах подъезжает к стулу, не останавливаясь подхватывает его, крутит в воздухе и ставит на то же самое место и двигается дальше.

Меня это вдохновило на создание декоративных рычагов по мотивам его работ. Они опускались между панелями и имели винтажный вид, чтобы уравновесить дизайн между современным технологичным видом и более классическим. Тут важно, что я не крал его макеты, а вдохновился его работами для создания своих уникальных конструкций.

— Как вы презентуете дизайн заказчикам, артисту?

— Чаще всего я показываю скетчи и какую-то трехмерную визуализацию. Мне нравится делать все самому: и дизайн, и программировать, и воспроизводить шоу. Я не фрик, просто мне так спокойней. В турах со Стингом я совмещаю все роли: я светодизайнер, lighting director (нет русского определения), программист, оператор пульта.

— Расскажите про световые панели в предыдущем туре Стинга

— Они сделаны по мотивам старинных Молфеев.

Внутри пары с зумом Elation Arena Q7 Zoom. Фишка в том, что можно убирать зум и тогда становятся видны лучи. Их изготовила компания Upstaging, которая сделала и рычаги для оркестрового тура.

В их дизайне я хотел совместить внешний вид рупорных акустических систем и классических молфеев.

— Как вы придумываете цветовые схемы к песням?

— Мне в этом помогает мое прошлое графического дизайна, я хорошо чувствую цветовые комбинации. Но у меня есть еще не то, что секрет, правило: не больше двух цветов. Я люблю монохромность в цветовых схемах. В этом шоу у меня есть одна песня, где три цвета, но это рэгги, песня Шэгги.

Часто я ищу подсказки к чему можно привязаться и это могут быть даже обложки альбомов.

— Какие приборы предпочитаете?

— Вообще в моем райдере все приборы должны быть Martin: споты Viper, воши Viper и бимы Rush MH4. Сегодня у меня вместо вошей Mac 2000 XB и Sharpy вместо Рашей.

Мастер-класс Дэнни Нолана по созданию задника

Шоу-файл MA2