Придери Баскервиль: «Роджер Вотерс ненавидит, когда крутятся световые приборы»

31 августа в Москве прошел финальный концерт европейского отрезка тура Роджера Вотерса Us + Them Tour, во время которого было сыграно 58 концертов на протяжении 5 месяцев.

Значимость этого события заключается в формате концерта. Это настоящее туровое шоу, такое же, какое видели зрители в Америке, странах Европы и на другом континенте. Напоминаю, тур — это когда один и тот же дизайн для всех зрителей.

Проблема в том, что большинство так называемых туровых шоу, которые к нам заезжают, на деле таковыми не являются. У них есть понятие межсезонных концертов — так называемых festival run, фестивальных сетов.

В этом случае туровое шоу форматируется под типовые размеры фестивальной сцены, и если речь идет о хэдлайнере, то в нее внедряются какие-то узнаваемые элементы из шоу.

В нашем случае, из-за экономии многое режется. В результате мы видим громкое имя на афише, думая что увидим прям шоу-шоу, но в реальности оно собрано на коленке. Такой легкий обман как бы, но спасибо и на том.

Реально, из последних концертов с настоящим туровым шоу к нам приезжали, ну к примеру: KISS (тур Kissworld Tour), Ozzy Osbourne (No More Tours II), как ни странно фанерщики Thirty Seconds to Mars (Monolith Tour), Depech Mode (Global Spirit Tour), Guns ‘N Fucking Roses, пропади они пропадом с туром Not in This Lifetime… Tour.

И на фоне этого, с так называемым туровым шоу выступают Imagine Dragons:

Или мои любимые Maroon 5:

Roger Waters

Роджер Вотерс — автор 75% песен Пинк Флойда. Меломаны, которые слышали больше одного танцевального ремикса на «We don’t need no education…», знают, что политизированность артиста и есть часть шоу. И началось это задолго до моего и их рождения, в конце 70-х годов.

Декорация, которая опускается во второй части концерта — это заброшенная угольная электростанция Баттерси в Лондоне. По словам Вотерса, она символизирует злоупотребление властью и символизирует военно-промышленный комплекс, несущий зло и разрушение.

Животные  — это образы из альбома Animals 1977 года. На альбоме есть песни Dogs, Sheep и Pigs и это прямая отсылка к антиутопии Джорджа Оруэлла «Скотный двор» , где в форме сатиры показан социум. Овцы — это как бы безропотное население, псы — менты, стражи режима, и свиньи — это власть. Когда у случайных людей на концерте рвет пуканы от лозунгов «Трамп — это свинья», это всего лишь метафора принадлежности его к правящему классу через произведение Оруэлла.

В любом случае, концерт длится почти три часа. Если сложить абсолютно все политизированные моменты, включая 20-минутный антракт со слайдами на экране и даже песни, в которых есть хроника вооруженных конфликтов, доля политизации составит не больше 23% от всего шоу. Это только для тех, кого это парит. Фанаты все это знают и воспринимают как неотделимую часть шоу.

Я допускаю, что любимые величайшие песни Пинк Флойда могут искажать мое восприятие зрелищности этого концерта, но даже делая на это скидку, — это пример ювелирной работы людей с эталонным вкусом.

Мне сложно найти точные слова, чтобы передать эмоции, которые я испытывал находясь в зале. По зрителю стреляют сразу из всех орудий: трехмерное звучание, видео, декорации, актерские миниатюры, театральный подход к свету. Но уже в голове это складывается воедино и заставляет замереть от восторга.

Шоу Роджера Вотерса — очередной пример результата, который можно получить только если самому артисту не все равно. Это лишний раз доказывает, что можно мигать как угодно и показывать какие угодно картинки на экранах, но магии не случится, если артист не участвует в создании шоу.

Про тур есть материалы с фотографиями в журналах PLSN и в журнале LSi. Там очень подробно все расписано, кликайте на обложки:

  

После концерта мне удалось поделиться впечатлениями и поговорить со светодизайнером тура Придери Баскервилем (Pryderi Baskerville).

— Придери, меня впечатлила работа со светом. Очень театральный подход: медленные фейды, работа с цветом и деликатное освещение музыкантов. Очень круто, что одни и те же споты выполняют сразу несколько задач: в одних песнях они работают как функциональные приборы для освещения музыкантов, в других — используются для эффектов. За счет этого не раздувается райдер.

— Спасибо! Именно в этом и заключается моя задумка и видение Роджера.

— Тогда первый вопрос касается формата тура. Сегодняшний концерт ничем не отличается от канонического турового шоу?

— Абсолютно, это обычный сетап для спортивных арен. Если помещение меньше, мы укорачиваем длину роллапов до 6 штук. Но в основном это всегда одна и та же постановка. А вообще европейские арены гораздо меньше американских.

— Вы возите все свое. А какие приборы использовали в Австралии?

— Это были прокатные приборы, но тоже BMFL. В Новой Зеландии у них не было диодных стробов Solaris Flare, поэтому мы использовали что-то похожее от Acme. Мы возили свои пульты и процессоры.

— Это ваш второй тур с Вотерсом?

— Я делал концерты на Desert Trip, концерты в Мексике и кроме того я был светодизайнером последнего европейского сегмента тура The Wall 2013 года, который длился три месяца.

— Как вы попали в шоу Роджера? Кто вас нанял?

— Меня наняла продакшен компания. В этом бизнесе очень важны знакомства. Конечно, есть много групп, где светодизайнеры работают много десятилетий, буквально выросли с ними. Но гораздо больше групп, куда дизайнеров нанимает продакшен, а не группа.

— Почему вы не используете программиста и оператора? Нравится самому нажимать на кнопки?

— Однозначно да! Когда я в туре с артистом, мне нравится возможность самому быстро внести изменения. Это проще, когда вы этот человек в одном лице. Мне нравится туровая жизнь, мне нравится воспроизводить шоу и быть ответственным за него на концертах.

Pryderi Baskerville

Я сам программировал его и езжу с этим шоу. Мне нравится быть в туре, нажимать на кнопки.

— Почему вы выбрали BMFL как основной прибор в шоу?

— Это должны были быть обязательно CMY-приборы, чтобы плавно менять цвет. Если бы вместо них были Мегапойнты или Супершарпи, они бы визуально резали экран. Развес работает на то, чтобы выхватывать музыкантов на сольных частях и поддерживать музыку в нужных моментах песен. Роджер именно так видит и хочет, чтобы это все работало.

Я люблю Робе! Я использовал их и ранее в турах, где они висели достаточно высоко, где-то на 15 метрах и они хорошо пробивали эту дистанцию. Еще мне хотелось использовать один тип прибора, чтобы он умел делать все: быть спотом и классическим вошом с фростом. Мне нравятся цвета. Они яркие для своего размера и веса — всего 36 кг. Мало кто может перебить такое. Допустим, тех же PRG Bad Boy, а нам нужно 50 спотов, весят 72 кг каждый. На каждый Бэд Бой я могу получить два BMFL. Если бы BMFL WashBeam появились бы в то время, когда мы делали это шоу, я бы лучше предпочел их. Они процентов на 20 ярче, и фрост можно накинуть на любое значение зума.

— Как артист участвует в создании шоу? Условно говоря, кто выбирает, к примеру, цветовую схему для песни?

— Роджер участвует абсолютно все всем. Вместе с Шоном Эвансом, творческим директором и сценическим дизайнером, они решают как будет выглядеть сцена, что будет на видео.

С ними работает Джереми Ллойд, продакшен-менеджер, он помогает реализовать все их задумки с точки зрения технических возможностей и туровой логистики.

Мы начали работать над этим туром после концертов в Мексике и фестиваля Desert Trip. Многое, что вы сейчас видите эволюционировало с этих концертов. Еще до мексиканских шоу и Desert Trip, мы сели на три недели в студии Роджера и прошлись по всем деталям.

— Как создавалось это шоу, в студии или у вас был репетиционный процесс?

— Да, мы сидели в Нью Джерси где-то около месяца перед первым концертом в туре. Мы собрали все на стадионе и репетировали на реальном сетапе.

— Делали ли вы какой-то предпрограмминг перед репетициями?

— Нет, не для этого шоу. Свет я программировал практически с нуля. В основе был шоу-файл с концерта на Desert Trip. Я заклонировал приборы, перенес цветовые пресеты, таймкод. А дальше все создавалось вживую на репетициях.

— Было ли готово видео к началу программирования?

— В целом да, почти все. У нас был месяц, чтобы заставить эти технологии работать. Что-то из того, что было на репетициях было вырезано, что-то добавилось постепенно позже. Можно сказать, что 90% шоу было готово. Но мы работаем над ним каждый день и оно продолжает развиваться.

— Вы использовали визуализаторы?

— Да, с визуализатором и параллельно мы сразу работали с видео-контентом. Мы сразу решали, что ему нравится, что будет круто работать и в каких местах. Ну и в целом пришли к тому, что вы сейчас видите.

— Какой визуализатор предпочитаете?

— В основном Визивиг. Я знаю, что многие используют Капчур, но Виг дает преимущество в подготовке CAD-документации.

— Было ли что-то в шоу, что вы вначале сделали, а потом убрали? Менялся ли как-то развес?

— Пожалуй, нет. Ничего не менялось в развесе, все изменения касались только программирования. Хотя, разве что я чуть передвинул фронтальные линейки. Я подвинул их на полтора метра дальше от края сцены.

— Роджер когда-нибудь видел шоу со стороны, может на записи?

— Да, мы записываем шоу на камеру каждый концерт. Роджер смотрит и на следующий день предлагает правки.

— Много ли таких правок?

— Да, и они появляются постоянно, буквально после каждого концерта. Это бесконечный процесс доработки шоу.

— Сколько времени тратите на правку позиций?

— Не больше 45 минут. За это время я поправляю позиции и пробегаюсь по всему шоу, чтобы убедиться, что все в порядке.

— Можно посмотреть, сколько у вас позиций?

(смотрим окно позиций) Выходит, что не больше 50. У нас есть система трекинга, от которой мы получаем информацию для слежения.

Мы работаем с медиасервером VYV Photon. В нем создается трехмерный макет пространства. По всему стадиону висит куча камер, далее мы выставляем калибровочные столбы, направляем на них свет и система рассчитывает положение приборов. Фотон отдает информацию по артнету в пульт и далее на приборы, то есть приборы запатчены в медиасервере и мы мерджим эту информацию.

Например, за летающей свиньей следят споты на пультовой, так вот они получают из Фотона информацию по протоколу PSN. Выходит такая гибридная система. Мы патчим стейдж маркер в пульте и споты следят за ним.

— Насколько стабильна такая система? Во время саундчека я видел, что иногда она подтормаживала.

— В целом очень стабильно. Бывают проблемы из-за расположения камер, и мы как раз на саундчеке это исправляем. Система так же стабильна как и BlackTrax или похожие.

— Эта система дороже или дешевле аналогов?

— Сложно сказать, потому что эта часть общей системы Фотона, который управляет и видео и механикой и системой слежения. Это такой универсальный комбайн.


— Что делаете с зумом на системе слежения?

— Да, мы используем управление зумом на летающей свинье, но не на спотах, которые следят за артистом. Система артнета настроена на LoTP мердж. Если мы хотим, чтобы свет управлялся системой слежения, мы отправляем значение 255 на атрибуты. В Фотоне есть библиотека приборов, xml прямо из MA2. Приборы патчатся в системе. Для слежения за свиньей, в медиасервере настроены границы, переходя за которые, выключаются одни приборы и ее перехватывают другие. Например, в свинье датчики стоят у нее в носу и в заднице.

— Какой датчик у артиста?

— А Роджера два инфракрасных датчика прямо в наушниках. Камеры на сцене слева и справа видят наушники и сообщают о положении Роджера на сцене.

— Что происходит если Роджер перекрывает камеру рукой или на камеру падают волосы?

— Ничего страшного, камер достаточно и они дублирующие. Даже на короткое время, когда на камеру упадут волосы или Роджер поправляет их, наверняка его видит камера с противоположной стороны. Этого достаточно, чтобы системе не потерять его из виду.

— Как работают эти калибровочные столбы?

— Система одна на споты и на проекторы. Мы выставляем столбы с шариками и направляем на них свет.

Он отражается и инфракрасные камеры ловят их. Все это уходит в медиасервер Фотон и он строит трехмерное пространство.

— Как вы правите позиции днем на уличных концертах?

— Мы работаем накануне ночью. Это обязательное требование. Например, перед следующим концертом в Сан-Паулу у нас будет 6 дней.

— Шоу воспроизводится полностью по таймкоду?

— Кроме нескольких кью, да, мы используем SMPTE таймкод, который запускается вместе с плейбеками со сцены. Там сидит отдельный человек с компьютерами.

— Было ли так, что таймкод когда-нибудь отваливался?

— Нет, никогда. У нас есть устройства для стабилизации, которые еще и регенерируют сигнал.

— Как организован шоу файл?

— У меня длинный кьюлист и отдельная страница на каждую песню. Я использую макросы: они переключают страницы, фейдят хвосты предыдущих песен, запускают стартовую кью, релизят экзекьюторы, поднимают фейдеры, запускают треки в таймкод-пуле и так далее.

— Что остается на ручном управлении?

— Я меняю цвета в песне Picture That, добавляю бэк-вокалисток в нужном месте. Кроме этого, есть несколько кью, которые я запускаю вручную в песне Smell the Roses. Чтобы воспроизводить кьюхи вручную, я сижу в наушниках и слушаю микс. Роджеру принципиально важно, чтобы свет работал точно в долю с его игрой, а не с задержкой через весь зал, пока звук долетит до меня и я запущу кью.

— Расскажите про свои предпочтения по дыму. Что используете на улице и в залах?

— В помещениях я использую четыре управляемых по DMX хейзера DF-50 с внешними вентиляторами. На улице я дополнительно использую четыре гибридных генератора MDG theONE, которые и дым-машина и хейзер в одном устройстве.

— Сколько камер используется в шоу?

— Две камеры у нас стоят на пультовой, два оператора на сцене и еще две роботизированных. Всего шесть.

— Мне очень понравился прием, когда вы открывали споты затактом и в долю увеличивали зум, кажется это было на песне Pigs?

— Да, спасибо!

— Еще мне понравилось, что вы совсем не мотаете приборами.

— Кроме подъемов на песне Comfortably Numb в шоу вообще нет движения на приборах. Роджер ненавидит мотание! Ему нравится театральный подход к световым партитурам. Свет должен работать со всеми элементами: с лазерами, с видео. Если вы пришли и говорите: «о, лазеры были крутые», «о, экраны были крутые» или «о, свет был крутой» — это одно. Совсем другое дело, когда зритель, обыватель говорит: «шоу было крутым» и не выделяет элементы в отдельности.

— Мне очень понравилось большое количество блэкаутов, шоу очень контрастное!

— Да, правда, мы используем много темноты. Например в песне The Last Refugee, где на видео танцует девушка, я использую только напольные Saloris Flare сзади и меняю цвет в зависимости от цвета на экране. Роджер освещен контровым спотом и рисующим светом сбоку, это его полностью устраивает.

— Расскажите про свой рабочий день

— Я прихожу в день концерта с командой на площадку в 7:30. Обычно к 11 утра все готово, я пробегаюсь и проверяю приборы. Потом идет настройка роллапов, проверка PA. Когда они уходят обедать, я занимаюсь исправлением позиций. Чуть позже мы калибруем систему слежения за артистом и за летающей свиньей. В конце я пробегаюсь по шоу.

— Как быстро собирают весь сетап?

— Если речь идет о заезде в день концерта, то в 4 утра риггеры размечают метки на полу для подвесов. И в целом, к полудню все готово. Вся команда насчитывает порядка 100 человек. У нас 6 туровых автобусов.

— Нескромный вопрос, сколько вам лет? Сколько в индустрии?

— Мне 45. Я родом из Уэльса. Я начинал еще в школе в местном театре. Потом пошел в колледж, но по специальности stage management. Выпустился в 94 году. Так что в следующем будет уже 25 лет, как я в шоу-индустрии.

— Расскажи пожалуйста, чем еще занимались раньше?

Я работал 8 лет с Simply Red, с Tokio Hotel. Работал на телевидении, делал музыкальные MTV-шоу. Участвовал в продакшене шоу олимпийских игр в 2012 году.

— Играете на каком-то инструменте?

— Да! На бас-гитаре, я играл в группе в колледже. Лет с 15. Это очень помогает. В общении с артистом, когда он говорит, например, что-то поменять в предпоследнем припеве перед синкопой, и ты сразу его понимаешь без лишних уточнений.

— Как относитесь к профильному образованию? Насколько это важно, чтобы получить работу?

— Мне нравилось ходить в колледж, я учился на курсе стейдж менеджмента, но всегда хотелось заниматься светом. Я брал дополнительные курсы по специальности, ходил на концерты. Но условно говоря, в первый день работы я научился больше, чем за три дня на учебе. Вообще любое образование идет на пользу, все, что тренирует и развивает мозг. Вы можете даже просто путешествовать и это тоже своего рода образование.

— Знаете ли английских коллег, общаетесь? Например, Оли Меткалфе?

— Да, конечно! Не очень близко, наш текущий продакшен менеджер Крис Кензи работал в Мьюзе. Не видел его давно. Мне нравится как он работает. И кстати, он один из примеров парня, который работает со своей группой очень давно.

— Кто вам еще нравится?

— Много кто из театрального мира. Например Эндрю Бридж, я пару раз программировал для него, потрясающий дизайнер! Патрик Вудрофф, мы делали с ним олимпиаду. Иван Морэнди (Jvan Morandi), мы с ним тоже работали.

Влияние кого-то хорошо, но я считаю, что лучше развивать свой подход и стиль в работе. Вы можете стать самым крутым, недостижимым, но важнее уметь работать с партнерами. Общение очень важный элемент.

— Можете пожалуйста объяснить принципиальную разницу между lighting director и lighting designer? У нас такого деления нет.

— Lighting director — тот, кто в дороге с группой каждый день. Он ответственен за воспроизведение шоу каждый концерт и за его качество. Он может программировать сам или с помощью оператора. С ним в туре может ездить lighting designer.

Например, я могу быть директором для дизайнеров. Мы запускаем шоу, дизайнеры едут с туром несколько городов, а потом переключаются, может, на другого артиста. А я, как директор, остаюсь дальше в туре. Я общаюсь с артистом, слушаю и выполняю его пожелания. Я работаю как бы «на земле».

— Кто по иерархии выше? Дизайнер или директор?

— Дизайнер по статусу выше. Я в туре с Вотерсом совмещаю все позиции: я и дизайнер и директор одновременно.

— Кто ваш начальник в этом шоу? Артист или продакшен?

— Безоговорочно, артист — главный босс. Все зависит конечно какие у вас отношения с артистом, общаетесь ли вы напрямую. Так же может иметь значение размах шоу, где строгая иерархия между артистом, продакшеном и световиками.

— Что читаете по нашей тематике?

— Читаю PLSN, Lighting & Sound International, TPI. В основном так.

— Что будет дальше с технологиями, как думаете?

— Что касается этого шоу, тут мы двигаемся больше в сторону объемных вещей. Лет десять назад — мы загоняли парней на высоту полтора десятка метров, чтобы освещать музыкантов. Сейчас их заменяют датчики в наушниках.

Я думаю мы точно застанем конец эпохи ламп в приборах. Технологии по видео и по свету переплетаются и сейчас мало быть просто парнем, который управляет светом. Нужно разбираться и в видео и в сетевых технологиях.

— Вы когда-нибудь использовали Avolites? Почему англичане так мало пользуются Аво?

— Пожалуй, нет. Мой первый пульт был Артизан. Потом я перешел на Хог-2, это где-то 96 год. Вы не встретили бы Аво в театрах, потому что там не было поддержки кью-листов, что важно для театральной работы. В то же время я видел фантастические шоу, сделанные на Аво. Когда-то в туре по Азии с местными прокатчиками мне предлагали Даймонд и Перл. Я их вообще не знал, но за пару недель погрузился от безысходности. А что делать, шоу должно воспроизводиться каждый день.

— Представьте, что вдруг исчез MA2. На что перейдете?

— Думаю на Хог 4. Надеюсь, все же MA никуда не денется. Люди многое прощают производителям консолей, если у них хорошая служба поддержки. И да, не используйте пиратские консоли!

— Сколько хожу на концерты, замечаю, что все светодизайнеры всегда удаляют шоу-файл после концерта. Зачем они это делают, неужели набор DMX значений представляет какую-то интеллектуальную ценность? Правда кто-то думает, что украв шоу-файл Бейонсы, можно заместить ее световика?

— Думаю, это просто привычка. Не думаю, что они так думают, что их заменят. Но вообще эффекты, макросы могут, да, представлять собой интеллектуальную собственность.

— Можете поделиться своим шоу-файлом с читателями?

Нет (улыбается). Боюсь, что нет. Это мое шоу, да, но оно принадлежит продакшену.

— Сложно ли сейчас найти работу светодизайнеру в индустрии? Хватает ли на всех шоу?

— Это хороший вопрос! Как сказал один мой приятель, а я с ним согласен, работы хватит на всех. Что касается меня, я например, не знаю что буду делать когда закончится тур в декабре. Буду ждать телефонного звонка, что делать!

— Что собираете делать в перерыве до южноамериканского тура?

— У нас перерыв чуть больше месяца. Поеду домой, повидаю сына. Потом мы стартуем в октябре и уедем с концами на три месяца. В начале года мы были в Австралии шесть недель, потом побыли недолго дома и уехали в европейский сегмент на 4 месяца. Такая работа!

Как устроена связь на концертах «Би-2»

Коллеги знают, какая проблема для световиков — качественная связь во время концерта. Рации и интеркомы никуда не годятся. За все годы у меня не было ни одного раза, чтобы была устойчивая связь и абоненты в сети слышали друг друга. Все одинаково плохо: что проводные, что все виды беспроводных систем.

Проблема совсем не в громкости. Во время передачи сигнала эти системы сильно сжимают звук и сужают частотный диапазон. В результате динамические характеристики сигнала ухудшаются и падает разборчивость. Абоненты слышат громкий прерывающийся бубнеж, а не человеческую речь. Они начинают нервничать, орать громче и делают только хуже.

Следующая проблема заключается в неудобном управлении устройствами для человека за пультом. Нужно держать канал постоянно открытым или нажимать на кнопку, когда хочется что-то сказать. Микрофоны в таких системах тоже не фонтан, они насасывают много окружающего звука и захлебываются от громкой музыки.

Бывает еще дуги наушников сильно давят на голову. Интеркомы с одним наушником — как раз, чтобы глохло второе ухо. Я вообще не люблю, чтобы уши были закрыты гарнитурой, в которой хрипит какой-то эфирный срач.

Мой выбор — IEM-система ушного мониторинга с головным микрофоном. Это вариант для тех, кому важна передача информации без потерь по дороге и не нужно общаться во время концерта. Самый очевидный сценарий — пушкари. Ну вот о чем с ними нужно говорить во время концерта? 🙂

Преимуществ у такой системы — пуленепробиваемо больше.

  • Системы ушного мониторинга передают сигнал с меньшими потерями. Вас совершенно точно услышат и голос будет похож на человеческий.
  • С хорошим микрофоном можно оставлять канал открытым. Он не будет захватывать шум из воздуха.
  • Вы можете навсегда освободить руки и не искать на ощупь кнопку для выхода в эфир. Используйте головной микрофон или микрофон на стойке.
  • Уши не закрыты наушниками и вы можете нормально общаться с окружающими.

Чуть было не забыл! Такая система в разы дешевле интеркомов. На вторичном рынке набор передатчик с приемником стоит 30 000 руб. Дополнительные передатчики продаются отдельно, проблем никаких.

Моя система связи выглядит следующим образом.

Мне необходимо отдавать команды пушкарям и видео-группе. Для этого я разделил эфир на два канала. За канал пушкарей отвечает Sennheiser EW 300 G2 с тремя приемниками, на канале видюшников — G3 с шестью приемниками. В группе видюшников 4 оператора, оператор медиасервера и выпускающий режиссер IMAG-трансляции на боковые экраны.

Мощности штатных антенн хватает для того, чтобы покрыть расстояния футбольного стадиона.

Я использую микрофон AKG C544 L. Это конденсаторный микрофон с кардиоидной направленностью. Производитель позиционирует его как микрофон для спортивных мероприятий, фитнес-инструкторов. Я выбрал его в первую очередь по соображениям надежности. Он легкий, крепкий и защищен от влаги — то, что нужно в туровых условиях. Сидит очень удобно на голове, нигде не жмет. В местах соприкосновения с лицом мягкие приятные вставки. Микрофону нужно фантомное питание, я использую внешний фантомный блок AKG B48 L. Мне не нужно кричать, я отдаю команды с такой громкостью, словно человек стоит рядом в комнате. Микрофон направленный и не захлебывается от внешних громких звуков.

Сигнал от микрофона уходит в футсвич Radial Hotshot DM-1. Он разделяет каналы состоянием кнопки. В отжатом состоянии меня всегда слышат видюшники. Если мне нужно что-то сказать пушкарям, я нажимаю на кнопку и меня слышат только они. Так устроено, чтобы не засорять эфир и к тому же 80% эфира занято командам видео-группе. Футсвич лежит на полу, руки всегда свободны.

Бывает, что мне нужен только один канал, я перенастраиваю кнопку на другой режим. В отжатом состоянии канал закрыт. По нажатию канал открывается и я передаю сообщение. Удобно — абоненты не слушают пустой эфир.

У всех абонентов наушники-вкладыши AKG IP2. Они отлично сидят и глушат внешние звуки. Особенно это важно парням с камерами у сцены — там звуковое давление несовместимо с жизнью. Честно, выбрал только по одной причине — у них крутые мешочки, чтобы складывать. А так все наушники топовых производителей в этой категории одинаково хорошие.

Все это хозяйство упаковано в пластиковый кейс на 4 высоты. Приемники, наушники и микрофон находятся в ложементах в крышках. Разворачивается система моментально: снял крышки, вынул кнопку, подключил микрофон и запитал системы. Готовы к концерту!

Вас обязательно услышат с IEM-радиосистемой, если качество передачи важнее возможности услышать неразборчивый ответ.

Открытая пультовая

Дорогие художники, световики, пультовики, осветители, операторы, светики, дизайнеры, светари, светлячки, светочи, слепни, ослепители и светляди!

Проблема в том, что мы мало общаемся друг с другом живьем, много сремся с незнакомыми коллегами в интернете и говорим про друг друга гадости за спиной. Таких отношений нет в музыкантской среде и я не замечал такой лютой ненависти в сообществе звукорежиссеров.

Недружелюбность и закрытость тормозит развитие. Я открыт к новым знакомствам и общению, поэтому объявляю экспериментальную программу «Открытая пультовая».

Все просто. В городах, где выступает «Би-2», можно придти на саундчек, увидеть как все у нас устроено, пообщаться и посмотреть концерт. Мне интересны ваши вопросы и комментарии. Часто в необычном вопросе может скрываться что-то, что натолкнет на новую идею. Даже самые простые вопросы и обсуждения помогают структурировать знания и приемы по полочкам.

Чтобы отсеять халявщиков из числа фанатов, мне придется обозначить правила. Пока их не много.

  1. Вы правда световик, видюшник и можете это подтвердить. Мне интересно пообщаться с коллегами.
  2. Добавляйтесь ко мне в друзья в ВК или FB и напишите о своем желании.

Пультовая не резиновая, а нас и так там много стоит, поэтому иногда количество гостей придется регулировать в зависимости от условий площадки.

Напишите мне пожалуйста о своем желании присоединиться ко встрече на Открытой пультовой через эту форму:

Пожалуйста, введите как минимум одну ссылку на свой профиль:

Вот как проходят наши встречи

Тверь, 19 сентября 2018 г.

Белгород, 5 июня 2018 г.

Воронеж, 2 июня 2018 г.

Тамбов, 30 мая 2018 г.

Виртуальная открытая пультовая в Москве, 17 мая 2018 г.

Ульяновск, 30 апреля 2018 г.

Набережные челны, 28 апреля 2018 г.

Ижевск, 26 апреля 2018 г.

Пермь, 24 апреля 2018 г.

Волгоград, 20 апреля 2018 г.

Ростов-на-Дону, 18 апреля 2018 г.

Краснодар, 16 апреля 2018 г.

Владимир, 4 апреля 2018 г.

Минск, 31 марта 2018 г.